Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ

Сложная тема - экономическая катастрофа, приведшая к распаду СССР и "гайдаровские реформы". Такая сложная, что до сих пор нет ни внятного, экономически осмысленного нарратива о том, что произошло, ни, тем более, реалистичного анализа альтернатив. А вот в новом интервью Петра Авена, одного из идеологов и исполнителей первого этапа реформ, произвучала одна интересная мысль.

В реальном времени о реформах писали лучшие экономисты мира - но это было в реальном времени и ценность этого, скорее, в истории экономической мысли. Но тема "величайшего естественного эксперимента" вышла из моды задолго до того, как стали понятны его первые итоги. Я знаю множество разной ерунды, которая всегда была ерундой, умных мыслей, которые устарели или частично верных и глубоких соображений (см. "обзор экономической мысли 1990-года" и мини-обзор лучшей конференции на эту тему, 20 лет спустя), но одного хорошего источника нет и не близко.

А содержательная мысль у Авена вот такая - понятно, что "вклады населения" (результат в основном масштабного печатания денег в 1989-1991) не были ни чем обеспечены и не являлись "сбережения" в бытовом смысле. Но, может быть, нужно было что-то сделать, взяв на государство дополнительные обязательства по "компенсации".

Я не случайно ставлю кавычки. В тот момент, когда новое правительство пришло к власти, никаких сбережений уже не было, были бумажки (записи на счетах), котором не соответствовало никаких реальных активов/товаров. То есть для "компенсации" нужно было взять на себя какие-то НОВЫЕ обязательства из БУДУЩИХ, не произведённых к этому моменту доходов. У этого был бы следующий экономический смысл: перераспределение от тех, кто эти доходы бы создавал после 1991 года, но не имел сбережений, к тем, кто сбережения имел, но создавал меньше. (Те, кто и имел сбережения, и создавал бы новые доходы не получили бы и не пострадали бы.)

То есть это был бы такой эквивалент введения новой, дополнительной Social Security - новой сети социальной защиты. Население бы этой тонкости бы не поняло (и до сих пор большинство комментаторов думает про "сбережения 1991 года" так как будто это были сбережения), но это было бы, как всякая прогрессивная (перераспределяющая в сторону более бедных) мера, популярно. Если при этом ограничить новые "защищенные вклады" какой-то небольшой суммой - типа 5000 рублей, то соотношение по "цена вопроса"/количество снизивших несчастье было бы лучше. Заметим, что вовсе не факт, что от этой меры люди стали бы сильно счастливее или травма - слабее. Речь же идёт про ОБЕЩАНИЕ в 1991 году, а не про какой-то реальный трансфер 1991-го года.

Прежде чем бросаться объяснять мне, как это можно было сделать (как будто я не читал достаточно глупостей, когда писал "обзор экономической дискуссии 1990 года" для НЛО, см. в ссылках), помните - речь идёт про ОБЕЩАНИЕ 1991 года, которое можно было бы дать по поводу доходов, собранных - в 1995? 2000? 2010? 2030? Сам Авен как-то связывает это обещание (которое не было дано, а, может, надо было дать) с будущими результатами приватизации. Но это, как раз, похоже на порочный круг - это же неважно, какой номинал был написан на ваучере - 10 тысяч (как было) или, скажем 100 тысяч (с учётом вкладов). По смыслу, задумке и практике цена ваучера не определялась номиналом - а рынок определил бы ему ту же цену, что с номиналом в 10 тысяч, что в 100, что в миллион.

Так что, мне кажется, мысль эта - ценная как мысль для понимания исторического эпизода - именно в том, что правительство со всей возможной публичностью взяло бы на себя обязательства, за счёт будущих доходов, перераспределить какую-то часть реального продукта в пользу держателей вкладов. Скажем, ограничить вклады 5 000, а дальше каждый год, начиная с 2000, тратить какой-то процент бюджета на пропорциональную выплату держателям вкладов. Может, улучшило бы настроение. Может, ослабило бы травму.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author