Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ГОД ПРАВИТЕЛЬСТВА

За интересным разговором о том, какие политические причины привели к развязыванию властями, фактически, гражданской войны против мирных граждан, и нестабильности, которой не было уже, минимум, четверть века, мало внимания уделяется причинам экономическим. Общим местом – не только в устах экономистов и оппозиционных политиков, но и многих чиновников – стала десятилетняя, уже, стагнация, создающая фон для недовольства и протестов. Но экономические проблемы, создавшие этот фон – это, среди прочего, результат провальной экономической политики в 2020 году. Провальной - в дополнение к серьёзным трудностям, созданным коронавирусом.

Год назад Михаил Мишустин сменил Дмитрия Медведева на посту премьер-министра. Основной причиной стала не просто стагнация – к 2020 году правительство перестало даже вести разговоры о реформах. При том, что реальные доходы граждан падали, настроение бизнесменов и потребителей неуклонно ухудшалось, смена премьера давно напрашивалась. Медведев, трусливый политик и некомпетентный управленец, и не пытался заниматься реформами. Ещё перед назначением премьером он выдавил из правительства Кудрина, единственного человека во власти, который предложил хотя бы намёк альтернативной программы – сокращение оборонных расходов и повышение открытости в экономики. В правительстве Медведев сначала не смог сформировать хоть сколько-нибудь системной команды, не сумев даже просто назначить «своих» людей на ключевые должности. (За четыре года до этого он точно так же действовал во время своего номинального президентства.) Потом тех трёх человек, которые можно было бы назвать «медведевскими», он не стал защищать ни от отставки, ни от тюрьмы или эмиграции. Оперативной работой правительства руководил Шувалов, подчинявшийся, по сути, напрямую президенту – и как раз эта-то работа делалась вполне компетентно. Но кабинет, в котором премьер сознательно устраняется от лидерства, а министры и вице-премьеры работают напрямую с президентом или вообще самостоятельно (были и такие), никак не пригоден для реформ.

В отличие от Медведева, Мишустин пришёл на высшую должность в кабинете с репутацией сильного управленца. Ведомоства, которыми он руководил, были инновационными лидерами в части своего функционала – и это немалое достижение. Также в отличие от Медведева, Мишустин пришёл с полноценной командой, что важно в ситуации, когда требуются изменения. Но, важно, если план состоял в том, чтобы оставить всё как есть – не отменять контрсанкции, не вести переговоров, которые бы снизили внешние санкции, не снижать давление на бизнес – то смена одного премьера на другого не имела смысла. Речь не идёт об одномоментной отмене всех санкций (на такие уступки пойти невозможно) или отмене всего силового контроля над предпринимателей или масштабной приватизации, но новый премьер мог, конечно, стать лидером давления в сторону нормализации, открытости. Он вполне мог озвучить, не становясь на революционные позиции, необходимость отмены контрсанкций – тем более, в когда ситуация ухудшилась во время пандемии. Он мог бы чётко обозначить, что без серьёзных изменений во внешней политике, которые помогли бы снизить санкционную нагрузку, расти трудно. Он мог бы повысить роль предпринимателей и работников предприятий – всех тех, кто создаёт добавленную стоимость. Что-то можно сделать, внося в Думу законопроекты, что-то может быть сделано с помощью знаковых назначений, что-то – с помощью публичных заявлений.

Ничего из этого не было сделано за год. Более того, правительство провалило самое важное задание – поддержание уровня жизни в граждан в тяжёлый, из-за эпидемии коронавируса, год. Практически все экономики в мире потеряли несколько процентов ВВП, но в большинстве развитых стран уровень жизни не упал. В США реальные доходы граждан выросли в 2020 году, а не упали почти на 5% как в России – за счёт прежде всего агрессивных программ помощи гражданам и бизнесу. Все ведущие российские экономисты рекомендовали аналогичные программы весной 2020 года, но помощь появилась в президентском послании 11 мая только после мощного давления со стороны оппозиции. Когда стало понятно, насколько популярна «антикризисная программ Алексей Навальный», учитывавшая международный опыт и рекомендации экономистов, были выделены серьёзные деньги на помощь семьям с детьми. С учётом того, что в 80% бедных семей в России есть несовершеннолетние дети – это давно самый эффективный способ разом помочь наиболее незащищенным, это было правильной мерой. Но, как оказалось, этим дело и ограничилось. Вместо этого - в год кризиса - зачем-то был увеличен Фонд национального благосостояния!





Провал с общим ответом на вызов коронавируса особенно виден на фоне отдельных больших успехов. Центробанк решительно предотвратил опасность финансовых потрясений. Москва весной сумела победить всплеск госпитализации с помощью резких ограничительных мер и резкого расширения медицинских мощностей; ко «второй волне» город был готов и угроза переполнения больниц не возникла. Была разработана, с неменьшей скоростью чем в странах-лидерах экономического развития, вакцина – другая история успеха. На этом фоне неспособность правительства поддержать уровень жизни граждан, провести те реформы, которые требуют политической воли (например, увеличение расходов на поддержание уровня жизни граждан или отмена контрсанкций, бьющих прежде всего по наиболее незащищенным слоям населения) и обозначить те, которые необходимы для выхода, после пост-кризисного восстановления, из стагнации. Зачем было менять премьера, который ничем не занимался, на премьера, который мог бы чем-то заниматься, но этого не делает?

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ВОПРОС

Почему экономисты, которым, казалось бы, надо говорить о занятости и росте, постоянно возвращаются к политическим репрессиям и Навальному? Потому что сейчас в России основным сдерживающим фактором роста являются именно политические репрессии. Потому что возвращение Навального в Москву давало возможность, при правильной реакции, если не выбраться из тупика, то хотя бы двинуться в правильно направлении - смягчить политическое давление, интегрировать оппозицию, представляющую уже десятки миллионов россиян, в политическую жизнь и госуправление. Снизить, а не повысить напряжение в обществе, и дать возможность экономике развиваться.



Экономический механизм тупика предельно прост - в условиях политического зажима, серьёзных ограничений политических и предпринимательских свобод, экономика может расти только за счет физического накопления какого-то ресурса. Например, если есть избыток дешёвой рабочей силы (СССР в период миграции сельского населения в города, Китай, Беларусь в начале 2000-х). Или, например, если цены на природные ресурсы постоянно растут. В России начала 2000-х сошлись эти факторы - растущие цены на нефть, дешёвая рабочая сила после десятилетнего кризиса. Но эти факторы закончились десять лет назад - и тогда, чтобы избежать стагнации, нужны были не запретительные законы, а большая свобода для бизнеса, не национализация компаний, которые гораздо лучше работали в частных руках, а улучшение условий для инвесторов, и местных, и иностранных, не выталкивание бизнесменов за границу, а наведение порядка и защита бизнеса.

В политической сфере десять лет назад должно было быть укрепление системы выборов, с тем, чтобы оппозиция могла на них побеждать, а не массовые фальсификации, не "Болотное дело", а наоборот, реформа полиции и спецслужб. Именно неадекватная реакция на протесты 2011-12, "завинчивание гаек", заложило фундамент для десятилетней (уже) стагнации. Тогда казалось что можно не обращать внимания на рекомендации экономистов, но сейчас-то, после десяти лет низких темпов роста, понятно, что был выбран порочный путь.

Никакого другого нормального выхода из этого тупика нет. Год назад вялого, некомпетентного и неамбициозного премьера Медведева сменил энергичный и компетентный премьер Мишустин. И что? Не попытавшись взяться за основную причину тупика - невозможный уровень политического давления на граждан и бизнес - правительство автоматически согласилась на продолжение той же самой стагнации. Да, странно было бы ожидать от премьера, экономических вице-премьеров и министров слов о необходимости политической либерализации, но они должны их произнести - если они вообще думают об экономике.

ПОЧЕМУ ГРАЖДАНЕ НЕДОВОЛЬНЫ

Непосредственной причиной, по которой больше 50 миллионов человек посмотрело видео, размещённое три дня назад Алексеем Навальным, и миллионы людей по всей России собираются завтра на митинги в поддержку Навального является, конечно, попытка покушения на него в августе и расследование этого покушения. Множество людей, которые могли бы быть несогласны с платформой Алексей, считают более важным, что нельзя использовать госорганы для организации убийства. Тем более нельзя сажать в тюрьму человека, вернувшегося из-за границы - вообще нельзя сажать людей за политическую деятельность. История Навального, которая до 2020 года была историей оппозиционного политика, сегодня ощущается огромным количеством людей "историей о себе". Теперь "Свободу Навальному!" - не про абстрактную "свободу", а чувство миллионов людей, до этого не участвовавших ни в какой политической деятельности.

Однако глядя на непосредственные причины - неудачное покушение, расследование, показавшее, что в покушении было задействовано целое подразделение ФСБ, возвращение Навального в Москву, за которым следили сотни тысяч россиян в прямом эфире, скандал с разворотом самолёта в другой аэропорт, арестом на телевизионных экранах всего мира, "судебным заседанием" в полицейском участке с нарушением всех мыслимых юридических норм и процедур, фильм о чудовищном эпизоде коррупции, мгновенно собравший миллионы просмотров, выступления публичных фигур в поддержку Навального и оглушительное молчание руководителей страны по поводу эпохальных событий - нельзя забывать, что кроме непосредственных причин есть причины фундаментальные. Можно убить или осудить на длительный срок Навального, можно арестовать ещё больше людей перед демонстрациями 23 января, можно разогнать сами демонстрации - но это никак не устранит фундаментальных причин. И, значит, только ухудшит ситуацию.

Фундаментальная причина массового возмущения в 2021 году - это то, что развитие последних 15 лет оставило десятки миллионов людей без голоса. Люди выходят на демонстрации, постят антиправительственные видео в соцсетях или просто тихо ненавидят политическое руководство тогда, когда у них нет возможности выражать своё недовольство по-другому. В 1980-е десятки миллионов людей были недовольны властью, но не могли проголосовать за смену власти - и это кончилось экономической катастрофой и развалом страны. В 1990-е годы граждане голосовали за оппозицию - и она не раз на них побеждала. В начале 2000-х недовольство граждан тем, как идут дела, привело к победе Путина и его сторонников. Так и сейчас - выбор стоит между (а) не давать гражданам голосовать за оппозицию, а оппозиции побеждать и (б) накапливать недовольство граждан, сдерживая его силовым путём - то есть готовя экономическую и политическую катастрофу.

Конечно, для нынешнего политического руководства - и лично для президента, и для узкого круга, и для широкого круга, и для "элиты в целом" вопрос о допуске оппозиции к власти - сложный и дорогой вопрос. Выпустить Навального, отменить выдуманные уголовные дела против его сторонников и других противников власти, дать возможность оппозиции участвовать в выборах и в подсчёте голосов - это, с точки зрения сегодняшней власти, потери. Навальный и его сторонники наберут десятки процентов, если не большинство, в Думе, победят в законодательных собраниях 5-10 регионов, выиграют, с большой вероятностью, мэрства в Москве и Петербурге. Это плохо для нынешней власти, но это значительно лучше, чем очередной цикл - "недовольство - силовой ответ - экономические трудности - ещё больше недовольство - ещё жёстче силовой ответ - ещё больше трудности..."

Это иллюзия, что есть такой "силовой ответ", при котором недовольство граждан куда-то уходит. Оно может быть молчаливым - граждане боятся выходить на улицу и просто молча хуже работают, но это всегда кончается одним и тем же - продолжительным экономическим спадом и политической катастрофой. Исторически были примеры, когда "силовые решения" сопровождались ростом, но это было только в странах и ситуациях, когда был бесконечный запас дешёвой рабочей силой. (СССР после коллективизации, Китай после Тяньаньмэня.) У России нет никакой дешёвой рабочей силы - ни в реальности, ни в перспективе - и значит, цикл "силовой ответ - экономические трудности - больше недовольства - жёстче режим - больше трудностей - больше недовольства..." это единственное возможное последствие силового выбора. Альтернатива - деление власти с оппозицией - это личные потери, но это лучше для страны.

Можно продолжать обманываться, что за Алексей Навальный и лозунгом "Свободу Навальному!" стоят не десятки миллионов людей, как это видно по всем мыслимым признакам. Можно опираться на выдуманные цифры придворных фцомов или слушать разговоры собственных пропагандистов о руке Британии, Америки, Германии, Украины, саудитов, ЦРУ и Моссад. Это не отменяет реальности. Граждане недовольны тем, что лишены голоса и требуют, чтобы этот голос им вернули - так, как это делается во всём мире. Эта реальность ставит вопрос - очередной виток порочного цикла или возвращение к нормальному, стабильному развитию.

БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК

Последний месяц было интересно наблюдать, как работают американские суды в отношении исков по поводу выборов. Президент Трамп и узкий круг его личных юристов не признают итоги и пытаются что-то поменять. Конечно, подавать иски можно до бесконечности и, я уверен, они будут подавать их еще много лет. По существу, конечно, давно все закончилось – серьёзные судебные иски давно закрыты, остались формальности, которые будут сопровождаться политическим спектаклем.

Формальности предстоят такие: 6 января вице- президент Пенс (или тот, кто будет его заменять в качестве председателя Сената) по алфавиту перечислит штаты, объявляя количество голосов выборщиков, положенных каждому штату. Роль вице- президента чисто церемониальная. В последние дни распространилась конспирология, что вице- президент может «не принять" какие-то голоса своим решением. Жаль, об этом не догадался Томас Джефферсон в 1800 году – не нужно было бы 35 раундов голосований и четырёх месяцев переговоров. Просто не принял бы голоса за своих соперников и все. За двести сорок лет немало вице- президентов было вынуждено объявить о проигрыше своей президентской или вице- президентской кампании. Элу Гору в 2000-м достаточно было бы отклонить голоса любого штата, проголосовавшего за его соперника. Убрать маленький Вайоминг с тремя голосами и всё, победа, президентство. Ну, если следовать фантастической логике тех, кто считает, что вице- президент играет в этом процессе какую-то роль, кроме чисто церемониальной.

Что может произойти – по каждому штату достаточно протеста одного члена палаты представителей и одной сенаторки, чтобы процесс прервался, палаты разделились, потратили два часа на дебаты и проголосовали, простым большинством. Так и будет – есть десятки республиканцев-членов палаты представителей и, как минимум один сенатор, которые подадут протест. Однако также известно, что при голосовании текущие результаты (306 за Байдена, 232 за Трампа) будут подтверждены. В палате представителей у демократов большинство, а в Сенате три республиканца, которые поддержат результаты, есть с 9 ноября. Вместе с 48 демократами это уже большинство. На самом деле, голосов будет куда больше – после 14 декабря десятки республиканских сенаторов, включая руководство, признали Байдена президентом. В 2004 году демократы устроили такой же спектакль по поводу Огайо (10 тысяч голосов в другую сторону и Буш проиграл бы), но там Джон Керри признал победу Буша уже на следующий день после выборов. Это неважно - один сенатор будет оспаривать результаты или двенадцать. (Будут оспаривать, скорее всего, те, кто собирается бороться за президентство в 2024.)

Конечно, начиная с середины ноября не было сомнений, что президентом становится Джо Байден. За это время юристы Трампа подали десятки исков. Счет 1-60 (единственная «победа" – подвешивание примерно 10 тысяч голосов в Пенсильвании; преимущество Байдена там 80 тысяч). 60 решений «против" приняты самыми разными судьями и в самых разных штатах, в том числе назначенными Трампом. В суде юристы Трампа ни разу не решились утверждать, что на выборах было какое-то воровство или манипуляции – потому что если это утверждать, а доказательств не приводить, можно лишиться адвокатской лицензии. Поэтому Джулиани на прямые вопросы судей чётко отвечал, «This is not a fraud case". Почти все иски оспаривали те или иные правила проведения выборов (большей частью те, которые были введены административно в 2020). Интересно, что основной аргумент судей и аппеляционных судов, отвергавших иски был – правила выборов должны были быть оспорены до выборов. Сама идея, что правила оспариваются с учётом итогов совершенно чужда американской юридической практике.

Тем более фантастическими были надежды, подпитываемые твиттами президента Трампа, что Верховный суд может принять какое-то решение, которое магическим образом перевернёт итоги выборов и сделает Трампа победителем. Надо понимать, что Верховный суд – по сути, суд апелляционный, принимающий к рассмотрению дела, по которым судами низкого уровня собраны свидетельства и аргументы, приняты и оспорены решения и т.п. (Технически, есть категория дел, по которым ВС работает судом первой инстанции, но вопросы, связанные с выборами, к ним не относятся.) В 2000 году Верховный суд в срочном порядке принял к рассмотрению вопрос о выборах во Флориде после того как дело было рассмотрено и решения приняты в судах и апелляционных судах всех уровней. В 2020 юристы Трампа не нашли ни одного суда в шести штатах – в том числе среди назначенных Трампом – который бы согласился с их аргументацией. В этой ситуации надежды на то, что Верховный суд что-то согласится рассматривать были беспочвенны.

НА ИГЛЕ ОБИДЫ

Посол России в Беларуси сказал давеча отменно идиотскую фразу, но она навела меня на интересную мысль – или, точнее, связалась с интересной мыслью. Было бы просто приписать высказывание к раннему маразму – живёт себе человек в 1980-х, и живёт. Ещё проще – к непрофессионализму сотрудников российского МИДа: в последние годы они такие вещи говорят, что диву даёшься. И, конечно, можно было бы свести всё к пропаганде – потому что всё, что любой человек говорит, можно назвать её пропагандой. Но мне интересно к другому свести – что люди, вроде как, мог подсаживаться на обиды как на наркотики и что это можно видеть в клинических исследованиях. Я это прочёл в статье про «феномен трампизма», но там это было притянуто за уши, а вот в других контекстах может быть и интересно.

Конкретно Дмитрий Мезенцев сказал на конференции в Минске: «Идет упрощенчество международного договора, идет примитивизация жизни. И один из примеров этого — жесткое и беспардонное вдавливание модели ЛГБТ-сообществ, тех предложений, которые противоречат самой природе человека». Просто, действительно, приписать это возрасту – и по предыдущим должностям особо умных высказываний у Мезенцева не наблюдалось, а, конечно, комфортно жить в каком-то 1980-м году, выдумывать себе «вдавливание модели». Или, поскольку в последние годы МИД России перестал следить за языком своих высказываний, перейдя все границы приличия, что имперские, что советские, что постсоветские, можно это списать просто на полную профнепригодность очередного «дипломата».

Однако у меня в голове это связалось с сотней комментариев, которые я получил по поводу недавнего поста о трансгендерности Эллиота Пейджа, который, в своей женской стадии был для многих кинозрителей идеалом женственности. Там был такой лейтмотив, у многих вполне вежливый – «да, я готова признавать, что это право человека – менять пол, если этого хочется, но зачем они мне это в нос суют?» Вот что это значит, «в нос суют»? Я, например, не разу нигде не видел рекламы трансгендерства. Чтобы узнать что это такое, надо пойти куда-то прочитать. Узнать про Эллиота Пейджа и его решение сменить пол невозможно, если не, потратив время и, возможно, деньги, где-то об этом прочитать.

Вот тоже самое с фразой Мезенцева, если вникать в её смысл. Он в чём видит «вдавливание ЛГБТ-модели»? Его что заставляют делать? То же самое и всей этой шушерой, которая проталкивает «законы против пропаганды гомосексуализма». Никто же не видел никогда никакой пропаганды гомосексуализма. Плакатов с рекламой гомосексуализма? Рекламы на телевидении? Рекламы в кино?

Но что-то же комментаторы про «суют в нос» имеют в виду? Что-то, возможно, имел, по смыслу, в виду Мезенцев? По всей видимости, они называют «суют в нос», «рекламой», «пропагандой», «вдавливанием» просто существование гомосексуалов, трансгендеров, разных других людей. То есть если в фильме один парень любит другого, то это у них в голове «реклама». Если они вычитали в журнале о звёздах, что режиссёр сменил пол, то это «пропаганда». Если на приёме в иностранном посольстве им встретилась дипломатка с женой, то это «вдавливание». Понятно, что это, по существу, заболевание – воспринимать то, что происходит в фильме или в жизни как сигнал лично тебе, как пропаганду, направленную на тебя. Но вот откуда это берётся?

Оказывается, есть научные работы, показывающие, что в ответ на обиду, в медицинском эксперименте, происходит химическая реакция, «вознаграждающая» человека за «месть», даже если эта «месть» - дело чисто мысленное или словесное. (Читайте сами: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/26117504/.) На это можно подсесть также, как на наркотики или алкоголь – организму будет «хотеться» чувствовать себя обиженным.

Публицистическая статья, в которой я увидел эту ссылку, пыталась ответить на такой вопрос: почему поклонники президента Трампа, люди в целом консервативные, традиционные, с таким энтузиазмом подписались на его бесконечные, непрекращающиеся жалобы на всё? Большая часть коммуникаций Трампа – это постоянное перечисление обид, больших и малых, старых и новых, настоящих и выдуманных. Автор связал это с «подсадкой на обиды» - что человеку хочется всё время чувствовать себя обиженным. Это с одной стороны, бьётся с моим представлением о трампистах – такой чувствительности к обидам ни у кого никогда не было; но само явление «трампизма» мне кажется связанным с куда более фундаментальными факторами, чем чувства и обиды.

Если это верно, то комментаторы, придумывающие то, что им суют в нос трансгендерность – просто искатели обид. Для них «чужая» и «другой», откуда бы эта чужеродность не шла – источник получения удовольствия через обиды. Мезенцев, придумавший «давление ЛГБТ» - не человек, живущий в далёком прошлом, и не недоученный дипломат, а такой же «искатель обид».

ЭФФЕКТИВНОСТЬ МАСОК

Сколько раз просили качественных статистических данных об эффективности масок? Вот, пожалуйста, статья в PNAS, одном из ведущих мировых журналов. Данные из Германии и в статье приведены все необходимые тонкости статистического анализа. Но и просто на графике видно - начинается введение режима ношения масок, резко падает заболеваемость. Конечно, это не означает, что маски снижают общую - на протяжении всей пандемии - заболеваемость. Это просто говорит о том, что для "сглаживания кривой", чтобы больницы не переполнялись и люди не умирали от недостатка больничных мест, маски - вполне эффективное средство.

И, да, хватит слушать идиотов. То, что для качественного статистического анализа требуется много хороших данных и много работы, не означает, что мы только сейчас узнали о том, что маски эффективны.

ТРАНСГЕНДЕР

Эллиот Пейдж, кинозвезда и модель, объявил о своей трансгендерности. Раньше его звали "Эллен" и он прославился в фильме "Джуно", но мне ещё раньше запомнился в фильме Вуди Аллена "Римские приключения". Там он сыграл очаровательную девушку-актрису, которая шутя соблазняет парня своей подруги - помните, как она там произносит "Dostoevsky", слушая героя на древних развалинах (на фото)? И ещё ей кажется аморальным заниматься сексом в квартире подруги - приходится бежать к стоящей рядом с домом машине. На следующий день, успев только распланировать всю оставшуюся жизнь с этим парнем, она забывает о нём, потому что ей предложили новую роль...



С трансгендерностью какая сложность - она вызывает сильные чувства. Хотя, казалось бы, откуда? Чья-то трансгендерность никак не влияет на меня. "Римские приключения" не перестанут быть лёгкой сказкой, а очаровательная героиня - которую, как я теперь знаю, играет трансгендерный мужчина - не станет менее очаровательной. Или когда я смотрю футбол - какая разница, какова сексуальная ориентация играющих? По движениям на футбольном поле невозможно определить, кто гомосексуал, а кто нет (жизнью футболистов за пределами поля я не интересуюсь).

Гомофобию иногда оправдывают тем, что это, якобы, ненормально с точки зрения деторождения. Это, конечно, унизительно, сводить задачу человека к деторождению, но допустим. Но трансфобию этим не оправдать - от того, что кто-то меняет пол, ожидаемое количество детей не падает и не растёт. Другое распространенное объяснение трансфобии - то, что это редкость, статистически, и, значит, "ненормально". Мало ли что редкость: зелёные глаза - редкость, рыжие волосы - редкость, и что? Разве мы боимся рыжеволосых?

Чем ещё важно заявление Эллиота Пейджа о своей трансгендерности, это то, что никто не может сказать "он это сделал для собственной выгоды". Эллиот был - как киноактёр и модель - восходящей звездой на самой устойчивой из самых голливудских траекторий. Роли, подобные "Джуно" и "Римским приключениям", приносили бы рекордные гонорары, номинации на "Оскар" и традиционную славу в течение десятилетий. Заявление, шесть лет назад, о гомосексуальности и сейчас о трансгендерности - это огромный и серьёзный риск для карьеры. Просто, очевидно, Пейдж считает это более важным, чем деньги и слава.

ВЫБОРЫ В США: ОСТОРОЖНО, ИНФОШУМ!

Одна из сложностей, с которой сталкивается каждый и с которой справляется далеко не каждый комментатор американской политики - это количество информационного шума, сопровождающего каждый малейших чих, каждое маленькое действие. Одно заявление какого-то чиновника - и на ста сайтах появляются полноценные колонки с реакцией и анализом, одно решение одного суда в одном городе - и десятки юристов комментируют, а десятки политологов комментируют комментарии юристов. В этом шуме можно найти звуки и биты информации на абсолютно любую заданную тему и комментаторы цепляются за эти звуки и биты, чтобы продвинуть свою повестку...

То, что Джо Байден становится следующим президентом США, стало ясно в утренние часы 4 ноября. Когда было объявлено сколько бюллетеней не обработано в Мичигане, Пенсильвании и Неваде и из каких районов эти бюллетени, стало понятно, что Байден выигрывает. Эта победа могла оказаться не такой убедительной как она оказалось в итоге - потому что, конечно, 4 ноября не было понятно, как закончатся выборы в Джорджии и Аризоне, но то, что Байден набирает 270 голосов выборщиков, было известно. Все серьёзные аналитики это видели. Причём в данном случае "серьёзные" - это не что-то особенно глубокое. Это всего лишь те, кто знали правила подсчёта голосов в отдельных штатах: что во Флориде почтовые голоса считаются заранее, в Мичигане - подсчёт начинается за несколько дней до дня голосования, а в Пенсильвании - в день голосования. Паттерны голосования в тех районах, в которых подсчёт затянулся были такими же как и раньше (Трамп выступил в городах чуть лучше, чем в 2016, но совсем не намного). В итоге Байден выиграл 150 К+ в Мичигане и 80 К+ в Пенсильвании, то есть в пятнадцать и в два раза больше, чем Трамп в этих штатах в 2016 году. То есть все разговоры - "выиграет ли Байден Мичиган?", "выиграет ли Байден Пенсильванию"? после 4-го ноября были инфошумом.

Следующим поводом-темой-предметом инфошума был разговор о беспрецедентной деятельности нынешнего президента Трампа по непризнанию итогов выборов. Деятельность президента Трампа беспрецедентна в основном в содержании и тоне его твитов и заявлений. Его действия вполне прецедентны. Многие политики в США оспаривают результаты выборов в суде. Суды, как правило, не вмешиваются в результаты выборов - нарушение должно быть настолько значительным, чтобы, если обвинение было справедливым, это должно поменять итоги. (Поэтому, например, судьи в Пенсильвании раз за разом указывали юристам Трампа - у вас есть свидетельства трёх нарушений? да даже трёх тысяч нарушений? Нельзя из-за этого отменять результат выборов, где разница составила восемьдесят тысяч голосов.) Но политики судятся - юристы Никсона оспаривали итоги выборов 1960 года несколько месяцев. В 2004 году Конгресс голосовал по поводу оспаривания результатов президентских выборов в Огайо. (Если бы - чудесным образом - победа в Огайо была бы присуждена демократу Керри, то он бы стал президентом, хотя тогдашний президент Буш набрал почти на 3 миллиона голосов больше.) В 2000 году суды продолжались почти полтора месяца.

То же самое относится к деятельности уходящей администрации по саботажу экономических планов и борьбы с коронавирусом. В 1932 году президент Гувер, с треском (40 против 60%) проигравший выборы Рузвельту, четыре месяца до инаугурации не просто игнорировал планы победителя - он активно пытался связать новой администрации руки, заставить её подписаться под его планами, продолжать ту самую политику, которую он проводил три года Великой депрессии и за которую его выгнали избиратели...

Конечно, то, что делал в последние две недели президент Трамп и его сторонники - снижает легитимность выборов и победы Байдена. Но это давно уже стало традицией в американской политике. На моей памяти этим непрерывно занимаются обе партии с 2000 года - от "re-elect Gore in 2004", до конспирологии по поводу победы Буша в Огайо, до мегаконспирологии по поводу того, где родился Обама. Помните, на чём въехал в большую политику президент Трамп? На безумной теории о том, что Барак Обама родился в Кении (это к слову, не означает, что он не мог бы быть президентом - вся привлекательность этой конспирологии в том, что она артикулирует расисткий стереотип о "чужом"). На пике популярности этой теории в неё верили десятки миллионов людей - до 75% республиканцев! Так что когда сейчас читаешь про то, что 60% республиканцев не верят в честную победу Байдена - ну что ж, дело идёт на поправку :). Однако у республиканцев нет никакой монополии на делигитимизацию. После избрания Трампа президентом в 2016 году всплыло множество разговоров о том, что какой же это президент, если он проиграл большинство голосов. А теория о "русском следе" жила и здравствовала и после того, как подробнейший отчёт спецпрокурора Мюллера показал, что это не оказало влияния на результаты выборов. А если углубляться дальше в историю - примеров того, когда проигравшая партия пыталась делигитимизировать итоги выборов - не счесть.

Так что ещё раз - если смотреть на американские выборы 2020 изолировано, без исторического контекста, можно сойти с ума от инфошума. На выборы 2020 потрачено 14 миллиардов долларов - представляете, сколько рекламы приходится на одного человека? И это не считая анализа, комментариев и соцсетей... На этот оглушительный шум поддаются уважаемые комментаторы - я видел даже историка-американиста, который точно не попал бы под инфошум, если бы это касалось того вопроса, который он изучал как учёный. Но в исторической перспективе всё прозрачно - у американцев "самые важные выборы в истории страны" каждый четыре года. Каждые четыре года кто борется, "чтобы спасти душу нашей нации", чтобы "преодолеть раскол в нашем обществе" и т.п. На сайте NYT можно посмотреть архив за газеты за 150 лет - предыдущие избирательные кампании были не менее жестокими и грубыми, вопросы были не менее ключевыми, борьба за власть не менее жесткой. Для зрителя инфошум - часть удовольствия - хочется слышать про то, что битва, которую смотришь, идёт за "существование Америки как мы её знаем". Да, а когда смотришь финал "Мстителей", веришь, что идёт борьба за существование человечества. А когда смотришь четвертьфинал Лиги чемпионов, веришь, что ничего важнее этого матча быть не может. Это то же самое чувство - оно необходимо для удовольствия. Но грустно и смешно, когда это чувство влияет на аналитика или учёного. Те, кто знают, каким количеством шума сопровождаются американские выборы, эту ошибку не совершат.




75 ЛЕТ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА

На прошедшей неделе была важная годовщина - 75 лет со дня открытия Нюрнбергского трибунала, судившего нацистских преступников. При всём несовершенстве этого суда - судьи из стран-победителей, России, США, Великобритании и Франции рассматривали дела руководителей проигравшей стороны, Германии - это был один из главных положительных эпизодов ХХ века. Информация, ставшая общедоступной по ходу трибунала, выводы и уроки внесли огромный вклад в создание того мира, в котором человечество мирно существует уже почти сто лет.

Важны не только приговоры Нюрнберга и других процессов над нацистскими лидерами и их пособниками, но и то, за что их судили и осудили. На первый взгляд, может показаться, что число осуждено за чудовищные преступления очень мало - с учётом других процессов, было казнено несколько сотен руководителей разного уровня, а тюремные срока получило несколько десятков тысяч человек. При том, что немцы убили миллионы мирных жителей, а в убийствах участвовали сотни тысяч исполнителей, это мало - казни, пусть и целиком заслуженные, были больше символом отношения людей к нелюдям, чем наказанием каждого отдельного преступника. Поэтому важно за что были осуждены нацисты.

Может показаться, что большая часть преступлений, за которые были повешены преступники в Нюрнберге - это преступления против мирных граждан оккупированных территорий - жителей Австрии, Польши, Чехии, стран Балтики, России, Украины, Белоруссии, Франции, Голландии и других стран. Естественно, когда я в читал про Нюрнберг, я всегда смотрел на эти преступления - и на преступления против мирных граждан на территории СССР, и на массовые убийства советских военнопленных. Но значительная часть преступлений нацистских лидеров - против немецких граждан, и евреев, и коммунистов, и католиков, и тех, кто не хотел участвовать в преступлениях. "Преступления против человечности" не различают людей на "своих граждан" и "чужих граждан".

Мне кажется важно это понимать, определяя отношение к Лукашенко, его силовикам и пропагандистам. Чем они отличаются от Кальтенбруннера или Мюллера? Кальтенбруннер был осужден и казнён в Нюрнберге, при том, что его преступления были не на территориях стран победителей. Чем пропагандисты Лукашенко, которые называют мирных граждан, отстаивающих свои права, "шпионами" и "смутьянами" - от Штрейхера и Фриче? Вся их пропаганда работала внутри Германии - и это было в точности то, чем занимается сейчас лукашенковская пропаганда - натравливает одних граждан, вооруженных, на других, мирных.

Не надо говорить о том, что преступления Гиммлера, Гейндриха, Кальтенбруннера, Мюллера и других руководителей германских "силовиков" были в тысячу раз больше и страшнее, чем в Беларуси в 2020 году. Конечно, как можно сравнивать - гитлеровский режим ни с чем, на мой взгляд, не сравним в истории человечества. Однако Нюрнберг был нужен не только для того, что повесить уцелевших негодяев, но и чтобы извлечь уроки для менее страшных случаев. То, что Лукашенко и его окружение убили "всего" несколько человек, избили "всего" несколько сотен, держат в тюрьме "всего" несколько тысяч, арестовали "всего" несколько десятков тысяч, не должен мешать прикладывать нюрнбергские уроки к этому случаю.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ CУД ДЛЯ ЛУКАШЕНКО

Вчерашнее убийство Романа Бондаренко, мирного гражданина, белорусскими силовиками по приказу Лукашенко ставит вопрос о том, что нужно будет сделать с преступниками, когда власть в Беларуси перейдет к законному правительству. Это уже, как минимум, четвертое убийство мирных граждан с начала протестов в августе - в дополнение к сотням избитых сейчас и во время предыдущих протестов. Кроме того, Лукашенко и его окружению (Шейману, Караеву и другим министрам-силовикам) придётся отвечать за убийство лидеров оппозиции в конце 1990-х.

Мне кажется, что правильно будет, чтобы новое белорусское правительство создало Международный трибунал по Беларуси по аналогии с Международным трибуналом по Сьерра-Леоне, который в итоге осудил бывшего президента Чарьза Тейлора за убийства и избиения политических оппонентов. Вместе с Тейлором на скамье подсудимых было ещё два десятка исполнителей. Часть из них отделалась символическими сроками, но Тейлору осталось сидеть ещё примерно 35 лет.

Важно, что в отличие от процесса над Cлободаном Милошевичем, бывшим президентом Сербии, трибунал по Сьерра-Леоне был создан по инициативе правительства Сьерра-Леоне, а не международной организации. Мне вообще чужда идея правосудия, осуществляемого какой-то внешней силой (хотя вмешательство внешней силы может быть оправдано преступлениями правительства внутри страны). Страны должны судить своих преступников сами. Тем не менее, в случае Беларуси, как и в случае Сьерре-Леоне, если страна сама обращается за помощью к международному сообществу с целью осуществить судебный процесс - это правильно.

Когда новое правительство, пусть даже совершенно законное, судит предыдущего лидера - это плохо. Очень трудно обеспечить независимость судей - часто именно потому, что после победы нового режима решения судей определяются ненавистью (пусть и справедливой) к предыдущим лидерам. Это было ошибкой, например, когда американцы передали Саддама Хуссейна, захваченного в ходе войны, новому правительству, состоявшему из врагов Хуссейна. Как бы ни отвратителен был Хуссейн в качестве иракского лидера, то, что он был фактически убит своими противниками без суда - неправильно. Николае Чаушеску, румынский лидер, не менее отвратительный чем Хуссейн, был убит после такого же "псевдосуда" через день после ареста.

Cейчас Лукашенко и его министры уже опасаются такой же участи после потери власти - каждым новым преступлением они только увеличивают опасность для себя. Поскольку терять им нечего, нужно ждать новых преступлений. Это важно, чтобы Светлана Тихановская, другие лидеры оппозиции чётко заявили о том, что после смены власти новое правительство будет участвовать в создании Международного трибунала по Беларуси и преступники будут переданы ему для суда.