Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ГОД ПРАВИТЕЛЬСТВА

За интересным разговором о том, какие политические причины привели к развязыванию властями, фактически, гражданской войны против мирных граждан, и нестабильности, которой не было уже, минимум, четверть века, мало внимания уделяется причинам экономическим. Общим местом – не только в устах экономистов и оппозиционных политиков, но и многих чиновников – стала десятилетняя, уже, стагнация, создающая фон для недовольства и протестов. Но экономические проблемы, создавшие этот фон – это, среди прочего, результат провальной экономической политики в 2020 году. Провальной - в дополнение к серьёзным трудностям, созданным коронавирусом.

Год назад Михаил Мишустин сменил Дмитрия Медведева на посту премьер-министра. Основной причиной стала не просто стагнация – к 2020 году правительство перестало даже вести разговоры о реформах. При том, что реальные доходы граждан падали, настроение бизнесменов и потребителей неуклонно ухудшалось, смена премьера давно напрашивалась. Медведев, трусливый политик и некомпетентный управленец, и не пытался заниматься реформами. Ещё перед назначением премьером он выдавил из правительства Кудрина, единственного человека во власти, который предложил хотя бы намёк альтернативной программы – сокращение оборонных расходов и повышение открытости в экономики. В правительстве Медведев сначала не смог сформировать хоть сколько-нибудь системной команды, не сумев даже просто назначить «своих» людей на ключевые должности. (За четыре года до этого он точно так же действовал во время своего номинального президентства.) Потом тех трёх человек, которые можно было бы назвать «медведевскими», он не стал защищать ни от отставки, ни от тюрьмы или эмиграции. Оперативной работой правительства руководил Шувалов, подчинявшийся, по сути, напрямую президенту – и как раз эта-то работа делалась вполне компетентно. Но кабинет, в котором премьер сознательно устраняется от лидерства, а министры и вице-премьеры работают напрямую с президентом или вообще самостоятельно (были и такие), никак не пригоден для реформ.

В отличие от Медведева, Мишустин пришёл на высшую должность в кабинете с репутацией сильного управленца. Ведомоства, которыми он руководил, были инновационными лидерами в части своего функционала – и это немалое достижение. Также в отличие от Медведева, Мишустин пришёл с полноценной командой, что важно в ситуации, когда требуются изменения. Но, важно, если план состоял в том, чтобы оставить всё как есть – не отменять контрсанкции, не вести переговоров, которые бы снизили внешние санкции, не снижать давление на бизнес – то смена одного премьера на другого не имела смысла. Речь не идёт об одномоментной отмене всех санкций (на такие уступки пойти невозможно) или отмене всего силового контроля над предпринимателей или масштабной приватизации, но новый премьер мог, конечно, стать лидером давления в сторону нормализации, открытости. Он вполне мог озвучить, не становясь на революционные позиции, необходимость отмены контрсанкций – тем более, в когда ситуация ухудшилась во время пандемии. Он мог бы чётко обозначить, что без серьёзных изменений во внешней политике, которые помогли бы снизить санкционную нагрузку, расти трудно. Он мог бы повысить роль предпринимателей и работников предприятий – всех тех, кто создаёт добавленную стоимость. Что-то можно сделать, внося в Думу законопроекты, что-то может быть сделано с помощью знаковых назначений, что-то – с помощью публичных заявлений.

Ничего из этого не было сделано за год. Более того, правительство провалило самое важное задание – поддержание уровня жизни в граждан в тяжёлый, из-за эпидемии коронавируса, год. Практически все экономики в мире потеряли несколько процентов ВВП, но в большинстве развитых стран уровень жизни не упал. В США реальные доходы граждан выросли в 2020 году, а не упали почти на 5% как в России – за счёт прежде всего агрессивных программ помощи гражданам и бизнесу. Все ведущие российские экономисты рекомендовали аналогичные программы весной 2020 года, но помощь появилась в президентском послании 11 мая только после мощного давления со стороны оппозиции. Когда стало понятно, насколько популярна «антикризисная программ Алексей Навальный», учитывавшая международный опыт и рекомендации экономистов, были выделены серьёзные деньги на помощь семьям с детьми. С учётом того, что в 80% бедных семей в России есть несовершеннолетние дети – это давно самый эффективный способ разом помочь наиболее незащищенным, это было правильной мерой. Но, как оказалось, этим дело и ограничилось. Вместо этого - в год кризиса - зачем-то был увеличен Фонд национального благосостояния!





Провал с общим ответом на вызов коронавируса особенно виден на фоне отдельных больших успехов. Центробанк решительно предотвратил опасность финансовых потрясений. Москва весной сумела победить всплеск госпитализации с помощью резких ограничительных мер и резкого расширения медицинских мощностей; ко «второй волне» город был готов и угроза переполнения больниц не возникла. Была разработана, с неменьшей скоростью чем в странах-лидерах экономического развития, вакцина – другая история успеха. На этом фоне неспособность правительства поддержать уровень жизни граждан, провести те реформы, которые требуют политической воли (например, увеличение расходов на поддержание уровня жизни граждан или отмена контрсанкций, бьющих прежде всего по наиболее незащищенным слоям населения) и обозначить те, которые необходимы для выхода, после пост-кризисного восстановления, из стагнации. Зачем было менять премьера, который ничем не занимался, на премьера, который мог бы чем-то заниматься, но этого не делает?

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ВОПРОС

Почему экономисты, которым, казалось бы, надо говорить о занятости и росте, постоянно возвращаются к политическим репрессиям и Навальному? Потому что сейчас в России основным сдерживающим фактором роста являются именно политические репрессии. Потому что возвращение Навального в Москву давало возможность, при правильной реакции, если не выбраться из тупика, то хотя бы двинуться в правильно направлении - смягчить политическое давление, интегрировать оппозицию, представляющую уже десятки миллионов россиян, в политическую жизнь и госуправление. Снизить, а не повысить напряжение в обществе, и дать возможность экономике развиваться.



Экономический механизм тупика предельно прост - в условиях политического зажима, серьёзных ограничений политических и предпринимательских свобод, экономика может расти только за счет физического накопления какого-то ресурса. Например, если есть избыток дешёвой рабочей силы (СССР в период миграции сельского населения в города, Китай, Беларусь в начале 2000-х). Или, например, если цены на природные ресурсы постоянно растут. В России начала 2000-х сошлись эти факторы - растущие цены на нефть, дешёвая рабочая сила после десятилетнего кризиса. Но эти факторы закончились десять лет назад - и тогда, чтобы избежать стагнации, нужны были не запретительные законы, а большая свобода для бизнеса, не национализация компаний, которые гораздо лучше работали в частных руках, а улучшение условий для инвесторов, и местных, и иностранных, не выталкивание бизнесменов за границу, а наведение порядка и защита бизнеса.

В политической сфере десять лет назад должно было быть укрепление системы выборов, с тем, чтобы оппозиция могла на них побеждать, а не массовые фальсификации, не "Болотное дело", а наоборот, реформа полиции и спецслужб. Именно неадекватная реакция на протесты 2011-12, "завинчивание гаек", заложило фундамент для десятилетней (уже) стагнации. Тогда казалось что можно не обращать внимания на рекомендации экономистов, но сейчас-то, после десяти лет низких темпов роста, понятно, что был выбран порочный путь.

Никакого другого нормального выхода из этого тупика нет. Год назад вялого, некомпетентного и неамбициозного премьера Медведева сменил энергичный и компетентный премьер Мишустин. И что? Не попытавшись взяться за основную причину тупика - невозможный уровень политического давления на граждан и бизнес - правительство автоматически согласилась на продолжение той же самой стагнации. Да, странно было бы ожидать от премьера, экономических вице-премьеров и министров слов о необходимости политической либерализации, но они должны их произнести - если они вообще думают об экономике.

ПОЧЕМУ ГРАЖДАНЕ НЕДОВОЛЬНЫ

Непосредственной причиной, по которой больше 50 миллионов человек посмотрело видео, размещённое три дня назад Алексеем Навальным, и миллионы людей по всей России собираются завтра на митинги в поддержку Навального является, конечно, попытка покушения на него в августе и расследование этого покушения. Множество людей, которые могли бы быть несогласны с платформой Алексей, считают более важным, что нельзя использовать госорганы для организации убийства. Тем более нельзя сажать в тюрьму человека, вернувшегося из-за границы - вообще нельзя сажать людей за политическую деятельность. История Навального, которая до 2020 года была историей оппозиционного политика, сегодня ощущается огромным количеством людей "историей о себе". Теперь "Свободу Навальному!" - не про абстрактную "свободу", а чувство миллионов людей, до этого не участвовавших ни в какой политической деятельности.

Однако глядя на непосредственные причины - неудачное покушение, расследование, показавшее, что в покушении было задействовано целое подразделение ФСБ, возвращение Навального в Москву, за которым следили сотни тысяч россиян в прямом эфире, скандал с разворотом самолёта в другой аэропорт, арестом на телевизионных экранах всего мира, "судебным заседанием" в полицейском участке с нарушением всех мыслимых юридических норм и процедур, фильм о чудовищном эпизоде коррупции, мгновенно собравший миллионы просмотров, выступления публичных фигур в поддержку Навального и оглушительное молчание руководителей страны по поводу эпохальных событий - нельзя забывать, что кроме непосредственных причин есть причины фундаментальные. Можно убить или осудить на длительный срок Навального, можно арестовать ещё больше людей перед демонстрациями 23 января, можно разогнать сами демонстрации - но это никак не устранит фундаментальных причин. И, значит, только ухудшит ситуацию.

Фундаментальная причина массового возмущения в 2021 году - это то, что развитие последних 15 лет оставило десятки миллионов людей без голоса. Люди выходят на демонстрации, постят антиправительственные видео в соцсетях или просто тихо ненавидят политическое руководство тогда, когда у них нет возможности выражать своё недовольство по-другому. В 1980-е десятки миллионов людей были недовольны властью, но не могли проголосовать за смену власти - и это кончилось экономической катастрофой и развалом страны. В 1990-е годы граждане голосовали за оппозицию - и она не раз на них побеждала. В начале 2000-х недовольство граждан тем, как идут дела, привело к победе Путина и его сторонников. Так и сейчас - выбор стоит между (а) не давать гражданам голосовать за оппозицию, а оппозиции побеждать и (б) накапливать недовольство граждан, сдерживая его силовым путём - то есть готовя экономическую и политическую катастрофу.

Конечно, для нынешнего политического руководства - и лично для президента, и для узкого круга, и для широкого круга, и для "элиты в целом" вопрос о допуске оппозиции к власти - сложный и дорогой вопрос. Выпустить Навального, отменить выдуманные уголовные дела против его сторонников и других противников власти, дать возможность оппозиции участвовать в выборах и в подсчёте голосов - это, с точки зрения сегодняшней власти, потери. Навальный и его сторонники наберут десятки процентов, если не большинство, в Думе, победят в законодательных собраниях 5-10 регионов, выиграют, с большой вероятностью, мэрства в Москве и Петербурге. Это плохо для нынешней власти, но это значительно лучше, чем очередной цикл - "недовольство - силовой ответ - экономические трудности - ещё больше недовольство - ещё жёстче силовой ответ - ещё больше трудности..."

Это иллюзия, что есть такой "силовой ответ", при котором недовольство граждан куда-то уходит. Оно может быть молчаливым - граждане боятся выходить на улицу и просто молча хуже работают, но это всегда кончается одним и тем же - продолжительным экономическим спадом и политической катастрофой. Исторически были примеры, когда "силовые решения" сопровождались ростом, но это было только в странах и ситуациях, когда был бесконечный запас дешёвой рабочей силой. (СССР после коллективизации, Китай после Тяньаньмэня.) У России нет никакой дешёвой рабочей силы - ни в реальности, ни в перспективе - и значит, цикл "силовой ответ - экономические трудности - больше недовольства - жёстче режим - больше трудностей - больше недовольства..." это единственное возможное последствие силового выбора. Альтернатива - деление власти с оппозицией - это личные потери, но это лучше для страны.

Можно продолжать обманываться, что за Алексей Навальный и лозунгом "Свободу Навальному!" стоят не десятки миллионов людей, как это видно по всем мыслимым признакам. Можно опираться на выдуманные цифры придворных фцомов или слушать разговоры собственных пропагандистов о руке Британии, Америки, Германии, Украины, саудитов, ЦРУ и Моссад. Это не отменяет реальности. Граждане недовольны тем, что лишены голоса и требуют, чтобы этот голос им вернули - так, как это делается во всём мире. Эта реальность ставит вопрос - очередной виток порочного цикла или возвращение к нормальному, стабильному развитию.

БАНДИТЫ ВО ВЛАСТИ

Вот эта запись - пример того, почему я думаю, что сколько бы Лукашенко не трепыхался, его власть реально кончилась. Он, конечно, добьёт белорусскую экономику - из-за него всё больше компаний покидает страну, причём это в точности те компании, которые обеспечивали хоть какой-то рост последних лет. Его бандиты в форме изобьют и посадят сотни людей. Но он уже никогда не станет президентом в нормальном современном смысле - признанным в мире и хоть сколько-то уважаемым в стране.

В большом мире для Лукашенко всё закончилось. Светлана Тихоновская - это, реально, президент Беларуси с точки зрения практически всех за пределами страны. Она встречается с президентами и премьер-министрами, она говорит от имени белорусов, собирает деньги на помощь гражданам . Если не считать, что ей не подчиняются армия и полиция, это она, собственно, президент Беларуси. Как граждане и решили в августе. Чемпионат мира по хоккею в Минске будет, конечно, отменён - потому что белорусские граждане не хотят, чтобы в стране был праздник, пока сотни невиновных людей, включая помощников, сторонников и мужа президента, находятся в тюрьме.

И что такое вообще, "президент"? Если президентство состоит в избиении мирных граждан, выдавливании из страны высокотехнологичного бизнеса и талантливых людей и растрате денег из бюджета на личные нужды - то Лукашенко, конечно, "президент". Однако часть любого президентства - это быть защитником людей, говорить об их нуждах и проблемах, показывать пример стойкости и честности. Это место занимает Тихановская. Белорусские родители в 21-ом веке хотят, чтобы их дети были как Тихановская и Колесникова, а не как Лукашенко или Карпенков. Встречи с мировыми лидерами - это только внешнее и далеко не самое важное.

Но вот эта запись - на ней замминистра МВД Николай Карпенков, один из тех, кто должен быть выдан международному трибуналу по Беларуси за преступления против граждан - даёт признательные показания. Речь бандитского помощника - как если бы второстепенные персонажи "Крестного отца" умели говорить. И вот это - и такие выступления, и идиотская беготня Лукашенко с автоматом, и его высказывания - это убило власть Лукашенко ещё сильнее, чем признание Тихановской в мире. Никто больше не видит президента на экране телевизора. Все видят косноязычного и глупого бандита в пиджаке. Видят, что его окружение целиком состоит из тех, кому место в тюрьме. Вот запись - вокруг Лукашенко такие же бандиты, как будто из фильмов про 90-е. Белорусский 2020 год показал всем реальное лицо - и невозможно представить, что есть кто-то, кому это лицо нравится. Бандитов можно бояться, но невозможно уважать.

ВТОРОЙ ИМПИЧМЕНТ ТРАМПА

Палата представителей Конгресса США объявила импичмент президенту Трампу. К демократам, проголосовавшим за импичмент, присоединилось 10 республиканцев, включая одну из руководительниц республиканцев в палате, Лиз Чейни.

Может показаться, что 10 республиканцев, поддержавших отстранение от власти президента от своей партии - это мало. На самом деле, это много - это вдвое больше, чем число проголосовавших за импичмент президента от своей партии во всех импичментах в истории США. В 1868 году (Эндрю Джонсон) было 0 голосов, в 1998 (Билл Клинтон) - 5, в 2019 (Дональд Трамп, первый импичмент) - 0.

Теперь дело перемещается в Сенат, который соберётся, самое раннее, 19 января, за день до окончания президентских полномочий Трампа. Теоретически, если Сенат проголосует в этот же день, вице-президент Майк Пенс будет президентом на один день. Однако скорее всего дело будет рассмотрено, когда президентом уже будет Байден, а большинство в Сенате перейдёт к демократом. Это важно, потому что теперь они будут управлять всей процедурой.

В Сенате нужно получить 67 голосов, чтобы президент был осужден. К 50 голосам демократов прибавятся голоса сенаторов республиканцев - как минимум Сасса, Томи, Мурковски и Ромни. Найдутся ли ещё 13 человек - большой вопрос. Я бы сказал, что, скорее, нет, но это зависит от поведения Трампа. Лидер республиканских сенаторов Митч Макконел сегодня сказал, что он для себя пока не решил, как он проголосует.

Если Дональд Трамп будет осуждён Сенатом после ухода с поста президента 20-го января, то он лишится пост-президентских льгот и услуг и не сможет больше баллотироваться в президенты.

КЛОУНСКАЯ ПОПЫТКА ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕРЕВОРОТА И САМАЯ ОБЫЧНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ

События 6 января в центре Вашингтоне – захват Капитолия группой участников митинга, организованного президентом Трампом, гибель пяти человек, включая полицейского, прерванная процедура подсчёта голосов выборщиков на совместном заседании обеих палат парламента, экстренная эвакуация вице-президента и конгрессменов – трудно классифицировать. Разве что как “клоунская попытка государственного переворота”. Потому, что это, конечно, была попытка государственного переворота – попытка сорвать сертификацию результатов выборов 3 ноября 2020 года, последнее, пусть и чисто формальное, мероприятие перед вступлением в должность победителя выборов, Джо Байдена. И, одновременно, несмотря на всю серьёзность и трагичность - попытка клоунская.

Президент или премьер, устраивающий государственный переворот с целью сохранения власти – стандартная история. От Гитлера до разных трухилей, маркосов, фухиморей лидеры приходят к власти на выборах или с помощью другой законной процедуры и используют насилие, чтобы остаться у власти, подминая законы, конституции, традиции. Именно это попробовал проделать в январе 2014 года украинский президент Янукович (победивший, в качестве лидера оппозиции, на конкурентных выборах в 2010-м) – захватить единоличную власть силовым путём и проиграл. (Это не редкость. Многие лидеры, пытавшиеся сохранить власть – например, поменять конституцию для отмены или обхода ограничений на президентские срока – не сумели это сделать. У аргентинского Менема и боливийского Моралеса это по разу получилось, а на второй раз – нет.) Летом 2020 годом белорусский лидер Лукашенко проиграл президентские выборы, но выгнал законного (и признанного всем миром) победителя выборов и с помощью террора удерживает власть. То есть президент во главе государственного переворота – это стандартная история.

Стандартная, но не в США – 44 человека были президентами в Америке, 10-15, треть, из них не смогли остаться у власти, хотя пытались. (Проиграли перевыборы 9 президентов, но было ещё несколько президентов, которые не смогли номинироваться на следующий срок или отказались от перевыборов, не видя шансов на победу.) Ни один, до президента Трампа, не попытался не признать результаты выборов и, тем более, пытаться организовать отмену результатов. В 1876 году, 150 лет назад, выборы закончились конфликтом, эхом недавно закончившейся Гражданской войны, но и тогда действующий президент, генерал Грант, не пытался остаться у власти. Действия президента Трампа в последние два месяца, пусть привычные по меркам нестабильный демократий в странах догоняющего развития, никак не совместимо с американской традицией.

В течение двух месяцев, прошедших после выборов Трамп продолжал утверждать, что он на выборах победил. За это время его штаб и разные республиканцы подали десятки исков, чтобы отменить результаты выборов. Все эти иски были отклонены – в том числе судьями-республиканцами и судьями, назначенными на свои посты лично Трампом. Ни в одном иске юристы Трампа не утверждали, что на выборах были фальсификации, даже когда судьи прямо спрашивали об этом. Нужно было бы предъявлять доказательства, удовлетвопяющие хотя бы минимальным требованиям для предъявляемые в суде доказательств – или рисковать адвокатской лицензией. Это не мешало штабу Трампа обманывать граждан, утверждая, что фальсификации были и собирать деньги на “борьбу за изменение итогов выборов". За два месяца только Трамп собрал 200+ миллионов долларов за эти два месяца. К этому же фокусу присоединилось несколько республиканцев, которые хотели бы быть кандидатами от Республиканской партии в 2024 году. Им казалось, что если они будут кормить поклонников Трампа той же дезинформацией, что и сам Трамп, им удастся стать его наследниками.

Казалось бы, президент США, лидер огромного государства, пусть проигравший на выборах, но подержанный 74 миллионами людей – страшная сила. Но американская политическая система не дрогнула. Ни один республиканец, занимавший ответственную должность в штатах, который Трамп проиграл с минимальной разницей, не поддался давлению со стороны президента и его команды. В той же Джорджии вся исполнительная власть штата – губернатор и секретарь, трамписты избранные при личной поддержке Трампа, не согласились ни на отмену результатов, ни на изменение, пост-фактум, правил подсчёта с тем, чтобы победил Трамп. Ни одно законодательное собрание штата, контролируемое республиканцами, не попыталось что-то сделать. Вице-президент Пенс, ни разу за четыре года не появивший ни малейшей нелояльности, чётко сыграл свою церемониальную роль 6 января, подсчитал голоса и объявил Джо Байдена следующим президентом. 92 сенатора из 99 (то есть 44 республиканца) чётко проголосовали за сертификацию результатов выборов. Захват Капитолия задержал процедуру на пару часов и только. То есть политическая система не просто выстояла – по существу, ни на каком этапе она ни дала ни малейшего сбоя. Именно поэтому трудно говорить про “переворот" всерьёз. Перспектив на реальный перехват власти было примерно как у гитлеровского путча 1923 года. Клоунская попытка.

Что будет? От насилия отмежевались все республиканцы, а многие прямо осудили Трампа за подначивание сторонников. Возмущённые демократы заговорили о 25-ой поправке, дающей возможность кабинету министров при поддержке вице-президента и Конгресса временно отстранять президента. Это, конечно, глупо- поправка рассчитана на ситуацию медицинской недееспособности. В случае, если президент в сознании, эта процедура сложнее импичмента. Вот импичмент стал реальностью – вероятно, в понедельник Палата представителей, в которой достаточно простого большинства, проголосует за импичмент. Сенат может проголосовать за отстранение от власти хоть в тот же день. В Сенате пока, до 20-х чисел января, 48 демократов и 51 республиканец, но большинство у сторонников импичмента есть – как минимум 3-4 республиканца поддержат импичмент. Вот что сделаю остальные? Важность импичмента – Трамп не только будет смещён, но и не сможет избираться снова. Это, конечно, должно понравиться его "наследникам" - но проголосуют ли они за то, чтобы его отстранили от власти за неделю до конца срока, большой вопрос. В каком-то смысле фантастика, что это вообще обсуждается.

А вот "большой" ответ на вопрос - что же будет с Америкой? - может показаться разочаровывающим. Ну, тем, кто любит движуху. Нет, мне не кажется, что Америка расколота как никогда. Она расколота ровно как всегда. Помните - у них "самые важные президентские выборы последних десятилетий, а, может, быть, и в истории" происходят раз в четыре года. Помните, что в США ни один президент с середины XIX века не набирал больше 60% (один раз было 61%) голосов. Иными словами, у них всегда президент - это человек, против которого проголосовали десятки миллионов граждан. Этот вот "раскол", который так впечатляет тех, кто в 2020 смотрит на американскую политику впервые, ровно всегда. В 2016, 2012, 2004 и 2000 годах разница между президентом и проигравшим была меньше, чем в 2020. И до этого много раз было. Президент Трамп выбыл с политической сцены - независимо от импичмента, он останется крупной медиа-фигурой, но его политическая карьера я думаю, окончена. (Я знаю, какой он реальный феникс, и всё же.) Это не значит, что куда исчезнут десятки миллионов тех, кто недоволен иммигрантами, глобализацией, либеральными медиа, крупными интернет-компаниями, Китаем, засильем тех, кто они считают "ненастоящими американцами" и т.п. Они останутся, их интересы будут представлять другие политики и борьба с переменным успехом будет продолжаться. 2020 год - год исключительный в плане пандемии, но не исключительный в плане американской политики. Даже с учётом клоунской попытки государственного переворота 6 января.

БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК

Последний месяц было интересно наблюдать, как работают американские суды в отношении исков по поводу выборов. Президент Трамп и узкий круг его личных юристов не признают итоги и пытаются что-то поменять. Конечно, подавать иски можно до бесконечности и, я уверен, они будут подавать их еще много лет. По существу, конечно, давно все закончилось – серьёзные судебные иски давно закрыты, остались формальности, которые будут сопровождаться политическим спектаклем.

Формальности предстоят такие: 6 января вице- президент Пенс (или тот, кто будет его заменять в качестве председателя Сената) по алфавиту перечислит штаты, объявляя количество голосов выборщиков, положенных каждому штату. Роль вице- президента чисто церемониальная. В последние дни распространилась конспирология, что вице- президент может «не принять" какие-то голоса своим решением. Жаль, об этом не догадался Томас Джефферсон в 1800 году – не нужно было бы 35 раундов голосований и четырёх месяцев переговоров. Просто не принял бы голоса за своих соперников и все. За двести сорок лет немало вице- президентов было вынуждено объявить о проигрыше своей президентской или вице- президентской кампании. Элу Гору в 2000-м достаточно было бы отклонить голоса любого штата, проголосовавшего за его соперника. Убрать маленький Вайоминг с тремя голосами и всё, победа, президентство. Ну, если следовать фантастической логике тех, кто считает, что вице- президент играет в этом процессе какую-то роль, кроме чисто церемониальной.

Что может произойти – по каждому штату достаточно протеста одного члена палаты представителей и одной сенаторки, чтобы процесс прервался, палаты разделились, потратили два часа на дебаты и проголосовали, простым большинством. Так и будет – есть десятки республиканцев-членов палаты представителей и, как минимум один сенатор, которые подадут протест. Однако также известно, что при голосовании текущие результаты (306 за Байдена, 232 за Трампа) будут подтверждены. В палате представителей у демократов большинство, а в Сенате три республиканца, которые поддержат результаты, есть с 9 ноября. Вместе с 48 демократами это уже большинство. На самом деле, голосов будет куда больше – после 14 декабря десятки республиканских сенаторов, включая руководство, признали Байдена президентом. В 2004 году демократы устроили такой же спектакль по поводу Огайо (10 тысяч голосов в другую сторону и Буш проиграл бы), но там Джон Керри признал победу Буша уже на следующий день после выборов. Это неважно - один сенатор будет оспаривать результаты или двенадцать. (Будут оспаривать, скорее всего, те, кто собирается бороться за президентство в 2024.)

Конечно, начиная с середины ноября не было сомнений, что президентом становится Джо Байден. За это время юристы Трампа подали десятки исков. Счет 1-60 (единственная «победа" – подвешивание примерно 10 тысяч голосов в Пенсильвании; преимущество Байдена там 80 тысяч). 60 решений «против" приняты самыми разными судьями и в самых разных штатах, в том числе назначенными Трампом. В суде юристы Трампа ни разу не решились утверждать, что на выборах было какое-то воровство или манипуляции – потому что если это утверждать, а доказательств не приводить, можно лишиться адвокатской лицензии. Поэтому Джулиани на прямые вопросы судей чётко отвечал, «This is not a fraud case". Почти все иски оспаривали те или иные правила проведения выборов (большей частью те, которые были введены административно в 2020). Интересно, что основной аргумент судей и аппеляционных судов, отвергавших иски был – правила выборов должны были быть оспорены до выборов. Сама идея, что правила оспариваются с учётом итогов совершенно чужда американской юридической практике.

Тем более фантастическими были надежды, подпитываемые твиттами президента Трампа, что Верховный суд может принять какое-то решение, которое магическим образом перевернёт итоги выборов и сделает Трампа победителем. Надо понимать, что Верховный суд – по сути, суд апелляционный, принимающий к рассмотрению дела, по которым судами низкого уровня собраны свидетельства и аргументы, приняты и оспорены решения и т.п. (Технически, есть категория дел, по которым ВС работает судом первой инстанции, но вопросы, связанные с выборами, к ним не относятся.) В 2000 году Верховный суд в срочном порядке принял к рассмотрению вопрос о выборах во Флориде после того как дело было рассмотрено и решения приняты в судах и апелляционных судах всех уровней. В 2020 юристы Трампа не нашли ни одного суда в шести штатах – в том числе среди назначенных Трампом – который бы согласился с их аргументацией. В этой ситуации надежды на то, что Верховный суд что-то согласится рассматривать были беспочвенны.

ДОСТИЖЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ТРАМПА

Поклонники президента Трампа очень часто переживают, что критики Трампа не замечают его достижений. Вот тут David Frum, республиканец, но последовательный критик Трампа, перечисляет 13 основных достижений четырёх лет президентства. Я бы лично добавил ещё одно - СARES Act, масштабный пакет помощи гражданам и бизнесу, принятый в марте 2020 года - при другом республиканском президенте он был бы меньше и позже, и, пожалуй, выделил бы сильнее, чем Фрум, успех, связанный с поддержкой Израиля. Но в целом - вот эти достижения - это то, что я сам бы записал Трампу в актив.

ЗАЩИТА ЧАСТНОГО БИЗНЕСА

У меня есть друзья, последовательно защищающие свободу - включая и свободу предпринимательства. У меня есть знакомые, которые любят подчеркивать - как важна свобода для бизнеса. Как неэффективно регулирование. Как плохо антимонопольное законодательство. В последние месяцы сотни комментаторов - когда я писал об американской избирательной кампании - рассказали, в комментариях, как демократы, в случае победы на выборах, удушат бизнес регулированием. Меня, честно говоря, эта последняя категория даже удивила - госвмешательство в предпринимательскую деятельность, избыточные регулирование, высокие налоги критиковали даже те, кто раньше, казалось, не интересовался этими вопросами.

И вот сегодня мне интересно - кто напишет про то, что масштабный иск против Facebook, который инициировала вчера администрация Трампа и который поддержан и республиканскими и демократическими генпрокурорами 46 (из 50) американских штатов - это ошибка? Павел Усанов? Юрий Кузнецов? Фарид Хусаинов? Виктор Агроскин? Андрей Мовчан? Вадим Новиков?

Мне кажется очевидным, что вопрос о доминировании Facebook на рынке соцсетей решился бы рынком лучше, чем он решится правительством. Что в данном случае причин расчленять крупную компанию меньше, чем в двух предыдущих случаях (AT&T в начале 1980-х, успешно, Microsoft - в конце 1990-х, безуспешно). Что это самый чистый пример того самого избыточного регулирования и излишнего госвмешательство в работу частной фирмы и прекрасно функционирующего рынка. Что обошлись без расчленения Apple, Nokia, Samsung - и той же самой Microsoft! - когда дирижистам казалось, что их монополии на каких-то рынках угрожают входу новых конкурентов.

Кому-то не нравится, что Facebook не стирает ложную информацию? Кому-то не нравится, что часть информации он помечает специальными ярлыками? Можно перейти на другую сеть. В Америке, например, прямо сейчас сотни тысяч людей поменяли Twitter на Parler, потому что им кажется, что Twitter пристрастен к президенту Трампу и его сторонникам. А если их не устроит Parler, перейдут на что-то другое. Желание вмешивать правительство в процесс того, чтобы какой-то продукт или товар выглядел как хочется именно тебе, по-человечески понятно. Но те, кто понимает, что добавленная стоимость в этой жизни создаётся индивидуальными усилиями частных компаний, зачем будут поддерживать усиленное регулирование и мощное вмешательство в работающий рынок?

ИСК ПРОТИВ FACEBOOK

Иск против Facebook, поданный сегодня, неожиданно сразу оказывается очень серьёзным - как минимум политически. Против компании выступает, фактически, весь американский политический спектр, от крайне левых, которые ненавидят крупные корпорации, до крайне правых, которые считают, что Facebook обидел президента Трампа, сопровождая его лживые заявления о выборах специальными пометками. (Трамписты считают - на мой взгляд, ошибочно - что дополнительное регулирование соцсетей пойдёт им на пользу.)

Отчасти Facebook стал заложником собственного успеха - покупка Instagram и WhatsApp на ранней стадии была потрясающе успешной инвестицией. Вовсе не только благодаря сильной позиции самого FB - неудачных покупок в этой области не счесть. Помимо усилий и вложенных денег удача сыграла серьёзную роль - и сейчас сделала компанию очевидной мишенью. А тот факт, что Instagram и WhatsApp не были интегрированы в основную сеть, упрощает задачу регуляторам - и регуляторную, и политическую. Очень просто предлагать решение - нет никакой проблемы с тем, чтобы отделить, например, эти два бизнеса от всех остальных.

Жалеть Марка Цукерберга и других владельцев FB не стоит - они, может, от этого только разбогатеют. Рокфеллер, например, только разбогател после того, как правительство разбило его монополию, Standard Oil, на много мелких компаний. Будет ли лучше от этого потребителям? Не уверен и думаю, что нет - я недавно писал для VTimes про аналогичный иск против Google: опыт дела Microsoft в конце 1990-х показывает, что рынок прекрасно справляется с такими монополиями и сам. Тезис о том, что Facebook сейчас занимает настолько монопольное положение, что подавляет - вплоть до нанесения серьёзного ущерба потребителям - конкуренцию и делает невозможным победу над ним на рынке, мне кажется слабым.

Однако я не уверен, что мнение экономистов-специалистов по отраслевым рынкам будет в данном случае решающим. Политически сегодняшний иск против Facebook выглядит куда более перспективно. Во-первых, чётко ясна конечная цель - отделение Instagram и WhatsApp. Во-вторых, уже готова мощная политическая коалиция в поддержку этого решения. К слову, те, кто думают, что "трампистская революция" - захват Республиканской партии сторонниками Дональда Трампа, не являющегося защитником свободных рынков - не имеет последствий для рынков и регулирования, глубо ошибаются. Именно эта революция - основная причина единства всего американского политического спектра в деле расчленения Facebook.