Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

Вот слева - он кумир всего народа...

Бывают хорошие новости. Я точно не знаю, зачем Аркадию Дворковичу это понадобилось - я знаю, что он любит шахматы, но это не совсем тоже самое, но я надеюсь, он знает, что делает. Он обычно знает.

Радуюсь я не столько за Дворковича, сколько за шахматы. В детстве я ими интересовался - даже не столько игрой, сколько кто там как играет. Без фанатизма. Но даже партии разбирал - Каспаров-Корчной помню (нет, нет, я не перепутал).

И вот что я отчётливо помню - с самого детства - это какая там фигня творилась в руководстве международной федерации. Там всё и всегда исторически было не так, а с воцарением Гарри Каспарова и глобализацией так и вовсе превратилось в чёрте что.

Да, Кирсан Илюмжинов - - это именно оно. "Волнуется, субъект федерации" - сказал про него ведущий, когда телевизор показывал его идущим в Белый дом в октябре 1993-го. Уровень безумия можно оценить хотя потому, что Кирсан, судя по всему, был лучшим вариантом...

Так вот - у меня чёткое ощущение, что международным шахматам, наконец, повезло. Дворкович - никакой не волшебник, но у него определённо есть дар спокойно наводить минимальный порядок.

Наш караван шагал через пустыню

В порядке отчёта о проделанной работе выкладываю препринт "Incumbency Advantage in Non-Democracies", нашей с Егором теории того, зачем и почему диктаторы проводят выборы. Мы написали её давно - с первой версией Егор выступал в Гарварде у Шепсле с Альтом четыре года назад, но первая версия, пригодная для распространения - это ещё до отсылки в журнал, появилась только сейчас. (NB для студентов и аспирантов - не надо брать пример...).

Нет особого смысла объяснить статью "на пальцах" - она вне научного контекста не интересна. Грубо говоря, это модель ситуации, когда и результаты выборов являются информацией о том, насколько популярен лидер и отмена выборов является информацией об этом же самом. Если непопулярен, то есть смысл участвовать в революции - в ней будет много участников и, значит, есть большой шанс победить. В этой ситуации "авторитарные выборы" будут проводить те, кто уверен в своих силах - потому что есть возможность сообщить гражданам о своей популярности, и те, для кого отмена выборов опасна, потому что пошлёт окончательный сигнал об их слабости.

В политологии литература по "авторитарным выборам" огромна - и описательная, и теоретическая (см. обзор у нас в статье), но формальных моделей не хватает (хотя они есть - см., опять-таки, наш обзор). Эта литература смыкается с работами по фальсификациям выборов, в которой, опять-таки, есть разрозненные кейсы со всего мира (см., впрочем, новую книжку Альберто Симпсера), но мало хороших теоретических моделей (на них мы тоже ссылаемся).

Технически там всё по "прикладно-теоретическим" меркам очень сложно, а по "чисто теоретическим" (внутри экономтеории) - довольно просто. Тот же уровень сложности, что, скажем, "global games", придуманные Бранденбургером-ван Даммом-Деккелем и распространившиеся в качестве модели финансовых каскадов благодаря Моррису-Шину. Собственно, отчасти мы с "global games" и конкурируем - относительно того, как строить микромодель протестов и революций. А то они стали довольно часто применяться - и экономистами Перссоном-Табеллини, и политологами Бошем-Своликом, и другими. (В качестве введения в тематику можно посмотреть новую работу Итана Буэно де Мескиты, политолога.) У нас в IAND не "global game", а похожая, но чуть более сложная игра, потому что нам нужно, чтобы равновесие было единственным независимо от того, какую информацию лидер захочет сделать публичной.

Грустное курлы из плотной синевы

Первый день на четвёртом Конгрессе по теории игр прошёл под знаком моей любимой (и довольно давней) статьи про диктаторов, “The Killing Game”. Той самой, которую четыре года назад, на третьем Конгрессе, пришёл послушать Джон Нэш; эта статья нам так нравится, что когда из одного из основных журналов в нашей профессии пришёл R&R, мы не стали её переписывать. (Непрофессионально, нет слов.)

Так почему “The Killing Game”? Во-первых, конгресс проходит в Стамбуле, а там, в качестве иллюстрации к «кровавому равновесию», кратко изложена история местных султанов. То есть в музее мы с Егором раз за разом встречали имена и номера наших персонажей. Один Мурад II чего стоит…

Во-вторых, ужинать мы пошли, в компании из десяти профессоров-выпускников РЭШ. Как это часто бывает на международных конференциях, связанных с экономикой, доминирование РЭШ среди учёных российского происхождения или работающих у нас в стране было подавляющим – этими десятью, к слову, «РЭШ» на конференции далеко не исчерпывалась. С нами были Саша Карпов из Вышки и Андрей Гомберг из мексиканского ИТАМ. Андрей («выборы-это-мой-футбол») знает тысячи мельчайших фактов из политической истории Латинской Америки, так что разговор зашёл про генерала Санта-Анну, «Наполеона Мексики», а это тоже персонаж из “The Killing Game”, только там иллюстрирующий «мирное равновесие».

Про много ещё надо написать. Про то, какие здесь в Турции неслабые, что местные, что диаспора, специалисты по теории игр, про то, что турецкое правительство покупает 16 млн. турецких школьников электронный доступ к гарвардской библиотеке, и собственно, про конгресс по теории игр.