Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

НЕПРИЯТНОСТЬ БРЕКЗИТА

Вот что определенно неприятно в том выборе, перед котором стоят британцы 12 декабря - среди двух ведущих партий нет такой, за которую мог бы проголосовать классический либерал. Выбор - между, фактически, левым социалистом с планами национализации и перераспределения и беспринципным оппортунистом, предлагающим левацкую, протекционистскую, антилиберальную политику - Брекзит. То есть тут не то, что Тэтчер нет, по сравнению с этим выбором лейборист Блэр выглядит либералом.

Ладно, в планах лейбористов по масштабным инвестициям в инфраструктуру есть здравое зерно, а дефицитное финансирование расходов имеет смысл в случае, если начнётся рецессия. (Корбин предлагает его в любом случае.) Но передача активов фирм, до 10%, в руки "трудовых коллективов"? Почему все предпочитают смотреть на положительный пример Германии, где что-то подобное (не отъём, а владение) работает, а не печальный опыт России - если кто помнит, большая часть приватизации была именно в руки "трудовых коллективов". Может, это сработало с малыми предприятиями типа магазинов, но в хоть сколько-нибудь крупных получилось по-настоящему плохо. Так плохо, что сейчас уже никто не помнит, как реально проводилась приватизация - и в миллионый раз говорят про залоговые аукционы (которые коснулись меньше 10% промышленных активов). Закрытие частных школ выглядит вишенкой на торте. Впрочем, взгляд оптимиста на планы Корбина может выглядеть так: в умеренных дозах его меры осмысленны, а для больших доз он не получит стабильного большинства. Это да.

В тоже время весь это "социализм с лицом середины 21 века", до боли напоминающий социализм с обычным лицом - вот то, что в Англии вызвало стагнацию и волнения 1970-х - это вполне либеральном по сравнению с драконовскими ограничениями на торговлю, движение таланта и капитала, которые предлагает Консервативная партия Джонсона. В их планах много "сокрашений расходов" и "приватизаций", номинально либеральных мер, но по сравнению с Брекзитом, партий которого консерваторы стали при Джонсоне, это всё мелочи, виньетки. Можно обсуждать, какой ущерб наносит и в итоге нанесёт Брекзит - 3% ВВП или 5% - и принесёт ли эта жертва успокоение сердцам британцев, которых тревожит глобализация и увеличение доли соседей, в семье которых говорят на других языках и молятся другим богам. Но, как всякий протекционизм и автаркизм - это левацкая, социалистическая мера. Конечно, существует "бюрократия ЕС", но Брекзит избавляет от неё в основном в тех областях, где она обеспечивала свободу торговлю, свободу выбора работы и места жительства.

Неприятный выбор для тех, кому кажется, что богатство страны прирастает от экономического развития, от частной инициативы и открытой конкуренции, а не от перераспределения и автаркии.

Хоть тушкой, хоть чучелом

Как начать приватизацию
Приватизация нужна, а хорошего момента может не случиться

На протяжении многих лет слово «приватизация» постоянно мелькало в речах президента и чиновников рангом ниже. Год за годом в планы вносились названия крупных и мелких активов, которые должны были быть переданы в частные руки. На протяжении этих же самых лет доля государственных предприятий в экономике увеличивалась – то за счет мегасделок, то за счет постепенной консолидации активов.

И вот теперь, в конце февраля 2016 г., приняты очередные решения о приватизации значительного пакета «Роснефти», одной из крупнейших госкомпаний (доля государства – 70%). С одной стороны, это нужно приветствовать. Приватизация – по опыту 25 лет российского капитализма – увеличивает эффективность компании, а «Роснефть» управляется крайне неэффективно. Например, национализация ТНК-ВР, осуществленная «Роснефтью» в 2013 г., привела к многомиллиардным потерям. (Конечно, падение цен на нефть, начавшееся в 2014 г., снизило капитализацию всех нефтяных компаний, но у «Роснефти» она упала значительно, на десятки процентных пунктов, – сильнее, чем у частных мировых мейджоров BP, Exxon, Chevron, Royal Dutch Shell.) Если в результате приватизации в дополнение к 20% акций «Роснефти», находящимся у BP, появится еще один стратегический инвестор, не интересующийся ничем, кроме прибыли, это скорее приведет к смене руководства компании на более компетентное. Если инвестора интересует прибыль, он вовсе не будет счастлив, что капитализация упала на 50%, в то время как у основных конкурентов – только на 20%.

С другой стороны, при очевидных плюсах приватизации сегодня есть и очевидные минусы. Во-первых, опыт предыдущих лет подсказывает, что приватизация может оказаться фиктивной – например, через какую-то цепочку посредников или «гарантий по кредиту» владельцем окажется госбанк или другое госпредприятие. Конечно, в перекладывании денег из одного государственного кармана в другой нет никакого смысла с точки зрения экономической эффективности, а вот возможностей нажиться на таком перекладывании масса. Во-вторых, приватизация сейчас вызовет сомнения, даже если пакет акций окажется в руках полноценного частного инвестора, – цена будет очевидно низкой, что снижает легитимность сделки в глазах граждан; легитимность любых действий нынешнего политического режима в глазах мировых правительств и инвесторов и так очень низка. (Это вовсе не означает, что покупателей не найдется. Низкая легитимность режима, осуществляющего приватизацию, не обязательно отпугивает покупателей, но обязательно снижает цену, которую они готовы заплатить.)

Впрочем, соображения в пользу приватизации должны перевешивать. Приватизация нужна, а хорошего момента может так никогда и не случиться – при нынешнем руководстве и высокая цена на нефть может не привести к высоким ценам на акции. Кроме того, высокие цены на нефть, увеличив доходы бюджета, снизят количество аргументов в пользу приватизации. Лучше, конечно, двигаться вперед с приватизацией – при этом не переставая следить за руками тех, кто ее осуществляет.

Длительного счастья, покоя и бессмертья я дал бы вам с лихвою, да нету у меня

Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3856 от 22.06.2015

В чем виноват Чубайс

Он всегда был готов брать на себя публичную ответственность

Шестидесятилетие Анатолия Чубайса не стало центральным информационным поводом недели. Причин как минимум две. Во-первых, Чубайса принято представлять молодым – в 1991 г., когда он занял ключевой пост в российском правительстве в разгар экономического кризиса, ему было всего 36. Во-вторых, он уже почти 10 лет не занимается ничем, что может вызывать сильные чувства, – после завершения реформы российской электроэнергетики в 2008 г. он возглавил госкорпорацию, занимающуюся развитием нанотехнологий в России. (Алексей Навальный, один из лидеров российской оппозиции, считает руководство Чубайсом «Роснано» неэффективным, но по сравнению с другими госкорпорациями обвинение в неэффективности не вызывает сильных чувств. Впрочем, на 24 июня намечены дебаты Чубайса и Навального на «Дожде».)

О Чубайсе сегодня не просто не спорят. Я обнаружил, что не так-то просто объяснить студентам, большинство из которых родились уже после того, как он стал жупелом противников экономических реформ в начале 1990-х, почему он вызывал такие страсти 15–20 лет назад. И действительно – почему? Реформаторов в правительствах у Ельцина было немало, и Чубайс занимал не главные должности. Персонального компромата на него никогда практически не было. Страстей в элите вокруг него, как вокруг всякого влиятельного члена правительства, хватало, но одно дело страсти в элите – другое дело, что фраза «Во всем виноват Чубайс» стала поистине народной (фразу произнесла кукла президента Ельцина в популярной сатирической передаче «Куклы»). Да и в чем он, собственно, был виноват? Его основная сфера ответственности – приватизация – вовсе не была чем-то таким, что касалось людей непосредственно. Нет свидетельств, что работники приватизированных предприятий испытывали большие трудности, чем работники неприватизированных. Собственно, современные исследования – сейчас, когда стали доступны данные за много лет, – показывают, что результаты российской приватизации были положительными (при этом, надо заметить, приватизация остается крайне непопулярной среди россиян – по всей видимости, на нее списываются основные несчастья и беды 1990-х).

Так чем не похож на других российских политиков Чубайс? Мне приходит в голову одно качество: он всегда был готов брать на себя публичную ответственность. Брать ее на себя до реформы – что приватизации, что реформы РАО ЕЭС (тоже, кстати, вполне успешной), объяснять, что именно идет правильно, и не снимать с себя ответственности даже тогда, когда какая-то часть оказывается провальной. Кто еще из российских политиков или интеллектуалов так поступает? Например, немало публицистов и политиков в 1990-е твердили на все лады, как важна высокая роль государства в экономике. И вот уже больше 10 лет у нас идет национализация и увеличение роли государства – и что, кто-то встает и говорит: да, это я предлагал, да, это я осуществил? Так Чубайс и остается единственным, кто всегда готов отвечать за свои слова.


прочесть этот же самый текст на сайте газеты "Ведомости"

Дополнительные материалы:

(1) Многлетний проект, в котором последствия приватизации отделены от последствий выбора предприятий для приватизации: Brown, Earle, Telegdy (JPE, 2006) и те же авторы (EJ, 2009).

(2) Последствия приватизации для смертности/здоровья и т.п - Earle, Gehlbach (CES, 2009).

(3) Последствия приватизации для экономического роста - Estrin, Hanousek, Kocenda, Svejnar (WB, 2009).

(4) Отношение к приватизации годы спустя - (Denisova, Frye, Ellman, Zhuravskaya) - кто (APSR, 2009) ненавидит приватизацию и почему (JCE, 2012).

Необходимость приватизации

Важная аналитическая записка Сергея Гуриева, который, среди российских экономистов, лучше всех разбирается в вопросах приватизации - о необходимости масштабной приватизации в ближайшие годы.

В качестве "бэкграунда" - доклад Мирового банка о международном опыте приватизаций последнего десятилетия, который Сергей подготовил вместе с Уильямом Меггинсоном пару лет назад.

И в качестве напоминания - основные работы о долгосрочных последствия приватизации в бывших соцстранах:

(1) Мегапроект, в котором последствия приватизации отделены от последствий выбора предприятий для приватизации:  Brown, Earle, Telegdy JPE, 2006) и те же авторы (EJ, 2009).

(2) Последствия приватизации для смертности/здоровья и т.п - Earle, Gehlbach CES, 2009).

 (2) Estrin, Hanousek, Kocenda, Svejnar.

Дрожи, буржуй, настал последний бой

ВЕДОМОСТИ

Константин Сонин: Предвыборные налоги и сборы

В чем-то предстоящие 4 марта президентские выборы напоминают настоящие. Например, кандидат с наибольшими шансами на успех, премьер-министр Владимир Путин, понял, что ему действительно нужно повысить свою популярность. Сейчас она так низка, что второй тур президентских выборов вероятен, даже если уровень фальсификаций будет так же высок, как во время выборов в парламент в декабре 2011 г. (5-15%). Поражение во втором туре выглядит не вероятным, но возможным. Читать целиком


Дополнительный материал:

В колонке упомянуто отношение к приватизации. Есть прекрасное исследование - самое подробное и тщательное исследование такого рода, по 28 переходным экономикам. Результаты опубликованы в двух статьях:

Who Wants to Revise Privatization? The Complementarity of Market Skills and Institutions 

Everyone Hates Privatization, but Why? Survey Evidence from 28 Post-Communist Countries

Эти статьи очень полезно почитать, потому что на тему "легитимность приватизации" существует масса мифов. Данные показывают, что нет особенно глубокой связи между восприятием легитимности и тем, как именно она была проведена аукционы. Залоговые аукционы были в одной стране, а результаты приватизации хотят пересмотреть практически во всех - и это очень, очень устойчивый результат.

Единственный содержательный анализ "залоговых аукционов", самого противоречивого эпизода российской приватизации, который мне известен, содержится в статье “Loans for Shares” Revisited. Оценки могут разочаровать и тех, кто считает, что были украдены десятки миллиардов, и тех, кто считает, что лучшего добиться было нельзя, но других обоснованных оценок я не видел.

20 лет спустя, продолжение конференции

Не, я не могу об этом не написать… «Что за регрессия? Как были определены объясняющие переменные – почему нам рассказали так мало? Как выглядят коэффициенты и t-статистика? …» - чьи это слова на конференции, посвящённой 20-летию начала переходного периода?! Это отрывок из комментария президента Чехии Вацлава Клауса к докладу Джона Эрла, основанного на работах, опубликованные в JPE и APSR. Работы Эрла – самое подробное и тщательное исследование последствий приватизации в бывших плановых экономиках (понятно, что исключение последствий того, что были приватизированы не случайные предприятия – очень сложная эконометрическая задача), но не слабо, что президент страны разбирается в деталях статистического анализа? Не случайно, возможно, чешская приватизация прошла так успешно. Впрочем, Каха Бендукидзе, который знает реформы и как бизнесмен (у нас), и как министр (в Грузии), тоже очень умно указал на необходимость правильного учёта иностранного владения в регрессиях Эрла – хотя Бендукидзе, в отличие от Клауса, в прошлом биолог, а не экономист…

И Катя Журавская, опиравшаяся, видимо, на свою работу об отношении к приватизации в APSR, и Максим Бойко, один из "отцов" российской приватизации, говорили о том, насколько она была непопулярна у нас в России. Пётр Авен говорит о том, насколько неудачной - политически - была приватизация ("быстро и неважно как") в России. Ослунд похватил Клауса за то, что он продавал приватизацию из идеологических, а не экономических соображений. Андрей Шлейфер ничего не сказал, но он выступает в следующей сессии. Интересно...

Костлявая рука рынка

ВЕДОМОСТИ

Правила игры: Дело не в приватизации

Если бы журналисты, прочитав выжимку из научной статьи, сообщающей о сенсационном открытии или опровержении общепринятых взглядов, не бросались сразу писать об этом на страницах ежедневной прессы, а подождали год или два, ученым было бы полегче. Только журналисты в этом случае не были бы журналистами.

Возникает проблема. Статья, опубликованная в научном журнале, справедливо пользуется доверием. Сам факт публикации означает, что о статье положительно отозвались несколько специалистов в той же области: в хорошем журнале редактор, принимая решение, опирается как минимум на два-три подробных отзыва. Тем не менее публикация статьи даже в ведущем международном журнале — из тех, что получают более 1000 статей в год и выбирают из них для публикации несколько десятков, — вовсе не означает, что в ней сделаны правильные выводы. Опубликованная работа — это скорее приглашение к научному обсуждению, чем окончательный ответ. Если результаты недостоверны, а методы неадекватны, а тем более если формулы заимствованы, а данные фальсифицированы — рано или поздно всё выяснится. Только это может действительно оказаться поздно: интерес общественности угаснет, да и что это за информационный повод: «Помните, был большой шум? Выяснилось, что шумели зря».

Ровно год назад один из самых авторитетных в мире ... Читать целиком

Дополнительные материалы:


Исходная статья в Lancet, обсуждение в мировой прессе, краткий и полный вариант статьи Гельбаха и Эрла, в которой показано, что утверждение Стиклера и Ко о влияние приватизации на смертность доказано неубедительно

Статья Эрла, Брауна и Телегди в Economic Journal, в которой последствия приватизации для занятости и зарплат на предприятиях оценены с помощью самой лучше из существующих баз данных по российским (в том числе) предприятиям

Прошлогодняя колонка Игоря Федюкина в журнале "Власть", обсуждающая статью Стиклера и Ко,  а также работы Ирина Денисовой из ЦЭФИРа, которые, используя лучшие данные, чем Стиклер и Ко, получают результаты, косвенно ставящие их под сомнения. Статья Ирины Денисовой "Смертность в России: микроанализ."

Статья Ольги Лазаревой, только что нанятого, после аспирантуры в Стокгольмской школе экономики, профессора Высшей школы экономики, "Health Effects of Occupational Change", в которой на российских микроданных показано, что вынужденная потеря работы сокращает ожидаемую продолжительность жизни. (Именно на этот эффект пытались опереться Стиклер и Ко, не приняв во внимание, что российская приватизация не увеличивала вероятность потери работы - см. дискуссию у Гельбаха и Эрла.)

На ту же тему - статья Элизабет Брейнерд из Колледжа Уильямса и Дэвид Катлера из Гарварда, в которой подводятся итоги многолетних исследований причин смертности в России (на 2005 год) в переходной период, а также моя колонка на двадцатилетие антиалкогольной кампании.

И завтра тоже, что вчера


ВЕДОМОСТИ
Правила игры: Снова приватизация

Как только кризис завершится, перед российским правительством встанет вопрос о том, как проводить приватизацию. Понятно, что национализации последних лет не сделали экономику более эффективной или устойчивой, однако и частные мегахолдинги проявили себя не лучше. Окончательное подведение итогов еще впереди, но уже ясно, что несколько крупнейших российских финансово-промышленных групп создали за 10 лет отрицательную добавленную стоимость и сейчас с помощью своего политического влияния получают под разными предлогами бюджетную помощь. Как провести приватизацию так, чтобы частное владение обеспечивало менеджерам правильные стимулы и в то же время в стране не было олигархов — предпринимателей со слишком большим политическим влиянием?
Далее


Топчусь по гаревой дорожке

Новости бывают не только финансовые. Мне всегда казалось, что "Роснанотех" - заведомо порочный проект. И идея "большого прыжка" вместо догоняющего развития неправильная, и та форма, в которой прыжок должен осуществляться, слишком непрозрачная, централизованная и, значит, рискованная.

Тем не менее, лучшее, что могло случиться с проектом, произошло - его возглавил Анатолий Чубайс. Не вдаваясь в спор об итогах российской приватизации начала 90-х и реформы РАО ЕЭС - у всех сторон этих споров, как правило, есть содержательные аргументы - надо признать, что Чубайс - это управленец, в результате деятельности которого получается ощутимый результат. Плохой, скажут одни. Хороший, скажут другие. Но, во всяком случае, есть вполне конкретные результаты.

Если бы меня спросили - какой один совет хотелось бы дать "Роснанотеху"? - я бы вот что сказал. Важно на самой начальной стадии определить те рынки, на которых будет соревноваться продукция проекта. Обязательно международные и обязательно конкурентные. Более того, обязательно конкретные. Когда японцы старались войти на автомобильный рынок США, всё получилось. Когда они попытались создать нечто более расплывчатое, типа робототехники, ничего особенного не вышло. Скажете, мне хочется, чтобы инструмент большого прыжка превратился в инструмент догоняющего развития? Ну да.

Здесь героя моего, в минуту, злую для него...

Набоков, кажется, заметил, обсуждая Пушкина, что заканчивать любовный роман cвадьбой - примерно то же самое, что завершать приключенческий роман в момент, когда экипаж героя остановлен разбойниками, а к его голове приставлен пистолет. Не исключено, что я перепутал автора цитаты и повод к высказыванию, но суть остается. Вот взять национализацию Fannie Mae и Freddie Mac, про которую так хорошо написал mi-b.

Принимая на себя формально обязательства основных держателей закладных на недвижимость, американское правительство чуть ли не удваивает госдолг. Разговоры о проблемах ФМ и ФМ велись с самого момента их создания и плавно переходят в обсуждение того, что с ними делать. Но самое интересное в их истории, по-моему, как и в случае свадьбы - как конгресс справится с политическим давлением со стороны должников. Будет интересно, как сойдутся в одном политическом порыве пожелания либертарианцев, которые хотели бы, что государство не вмешивалось в рынок недвижимости - в данном случае рекомендация звучит "продавать, и чем скорее, тем лучше", и защитников широких слоёв добропорядочных должников - чтобы продать, надо расчистить, за счёт налогоплательщиков, баланс, а что может быть быстрее прощения долгов...

А вот c Lehman Brothers мы расстаёмся; прощание, которое NYT начала в марте, а мой ЖЖ - в июне, что-то затянулось. Впрочем, эпитафия - "не надо принимать свой успех, выразившийся в подбрасывании монетки "орлом" 8 раз из 10, за умение подбрасывать монетку "орлом"... " - звучит не в первый и не в последний раз.