Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК

Последний месяц было интересно наблюдать, как работают американские суды в отношении исков по поводу выборов. Президент Трамп и узкий круг его личных юристов не признают итоги и пытаются что-то поменять. Конечно, подавать иски можно до бесконечности и, я уверен, они будут подавать их еще много лет. По существу, конечно, давно все закончилось – серьёзные судебные иски давно закрыты, остались формальности, которые будут сопровождаться политическим спектаклем.

Формальности предстоят такие: 6 января вице- президент Пенс (или тот, кто будет его заменять в качестве председателя Сената) по алфавиту перечислит штаты, объявляя количество голосов выборщиков, положенных каждому штату. Роль вице- президента чисто церемониальная. В последние дни распространилась конспирология, что вице- президент может «не принять" какие-то голоса своим решением. Жаль, об этом не догадался Томас Джефферсон в 1800 году – не нужно было бы 35 раундов голосований и четырёх месяцев переговоров. Просто не принял бы голоса за своих соперников и все. За двести сорок лет немало вице- президентов было вынуждено объявить о проигрыше своей президентской или вице- президентской кампании. Элу Гору в 2000-м достаточно было бы отклонить голоса любого штата, проголосовавшего за его соперника. Убрать маленький Вайоминг с тремя голосами и всё, победа, президентство. Ну, если следовать фантастической логике тех, кто считает, что вице- президент играет в этом процессе какую-то роль, кроме чисто церемониальной.

Что может произойти – по каждому штату достаточно протеста одного члена палаты представителей и одной сенаторки, чтобы процесс прервался, палаты разделились, потратили два часа на дебаты и проголосовали, простым большинством. Так и будет – есть десятки республиканцев-членов палаты представителей и, как минимум один сенатор, которые подадут протест. Однако также известно, что при голосовании текущие результаты (306 за Байдена, 232 за Трампа) будут подтверждены. В палате представителей у демократов большинство, а в Сенате три республиканца, которые поддержат результаты, есть с 9 ноября. Вместе с 48 демократами это уже большинство. На самом деле, голосов будет куда больше – после 14 декабря десятки республиканских сенаторов, включая руководство, признали Байдена президентом. В 2004 году демократы устроили такой же спектакль по поводу Огайо (10 тысяч голосов в другую сторону и Буш проиграл бы), но там Джон Керри признал победу Буша уже на следующий день после выборов. Это неважно - один сенатор будет оспаривать результаты или двенадцать. (Будут оспаривать, скорее всего, те, кто собирается бороться за президентство в 2024.)

Конечно, начиная с середины ноября не было сомнений, что президентом становится Джо Байден. За это время юристы Трампа подали десятки исков. Счет 1-60 (единственная «победа" – подвешивание примерно 10 тысяч голосов в Пенсильвании; преимущество Байдена там 80 тысяч). 60 решений «против" приняты самыми разными судьями и в самых разных штатах, в том числе назначенными Трампом. В суде юристы Трампа ни разу не решились утверждать, что на выборах было какое-то воровство или манипуляции – потому что если это утверждать, а доказательств не приводить, можно лишиться адвокатской лицензии. Поэтому Джулиани на прямые вопросы судей чётко отвечал, «This is not a fraud case". Почти все иски оспаривали те или иные правила проведения выборов (большей частью те, которые были введены административно в 2020). Интересно, что основной аргумент судей и аппеляционных судов, отвергавших иски был – правила выборов должны были быть оспорены до выборов. Сама идея, что правила оспариваются с учётом итогов совершенно чужда американской юридической практике.

Тем более фантастическими были надежды, подпитываемые твиттами президента Трампа, что Верховный суд может принять какое-то решение, которое магическим образом перевернёт итоги выборов и сделает Трампа победителем. Надо понимать, что Верховный суд – по сути, суд апелляционный, принимающий к рассмотрению дела, по которым судами низкого уровня собраны свидетельства и аргументы, приняты и оспорены решения и т.п. (Технически, есть категория дел, по которым ВС работает судом первой инстанции, но вопросы, связанные с выборами, к ним не относятся.) В 2000 году Верховный суд в срочном порядке принял к рассмотрению вопрос о выборах во Флориде после того как дело было рассмотрено и решения приняты в судах и апелляционных судах всех уровней. В 2020 юристы Трампа не нашли ни одного суда в шести штатах – в том числе среди назначенных Трампом – который бы согласился с их аргументацией. В этой ситуации надежды на то, что Верховный суд что-то согласится рассматривать были беспочвенны.

НА ИГЛЕ ОБИДЫ

Посол России в Беларуси сказал давеча отменно идиотскую фразу, но она навела меня на интересную мысль – или, точнее, связалась с интересной мыслью. Было бы просто приписать высказывание к раннему маразму – живёт себе человек в 1980-х, и живёт. Ещё проще – к непрофессионализму сотрудников российского МИДа: в последние годы они такие вещи говорят, что диву даёшься. И, конечно, можно было бы свести всё к пропаганде – потому что всё, что любой человек говорит, можно назвать её пропагандой. Но мне интересно к другому свести – что люди, вроде как, мог подсаживаться на обиды как на наркотики и что это можно видеть в клинических исследованиях. Я это прочёл в статье про «феномен трампизма», но там это было притянуто за уши, а вот в других контекстах может быть и интересно.

Конкретно Дмитрий Мезенцев сказал на конференции в Минске: «Идет упрощенчество международного договора, идет примитивизация жизни. И один из примеров этого — жесткое и беспардонное вдавливание модели ЛГБТ-сообществ, тех предложений, которые противоречат самой природе человека». Просто, действительно, приписать это возрасту – и по предыдущим должностям особо умных высказываний у Мезенцева не наблюдалось, а, конечно, комфортно жить в каком-то 1980-м году, выдумывать себе «вдавливание модели». Или, поскольку в последние годы МИД России перестал следить за языком своих высказываний, перейдя все границы приличия, что имперские, что советские, что постсоветские, можно это списать просто на полную профнепригодность очередного «дипломата».

Однако у меня в голове это связалось с сотней комментариев, которые я получил по поводу недавнего поста о трансгендерности Эллиота Пейджа, который, в своей женской стадии был для многих кинозрителей идеалом женственности. Там был такой лейтмотив, у многих вполне вежливый – «да, я готова признавать, что это право человека – менять пол, если этого хочется, но зачем они мне это в нос суют?» Вот что это значит, «в нос суют»? Я, например, не разу нигде не видел рекламы трансгендерства. Чтобы узнать что это такое, надо пойти куда-то прочитать. Узнать про Эллиота Пейджа и его решение сменить пол невозможно, если не, потратив время и, возможно, деньги, где-то об этом прочитать.

Вот тоже самое с фразой Мезенцева, если вникать в её смысл. Он в чём видит «вдавливание ЛГБТ-модели»? Его что заставляют делать? То же самое и всей этой шушерой, которая проталкивает «законы против пропаганды гомосексуализма». Никто же не видел никогда никакой пропаганды гомосексуализма. Плакатов с рекламой гомосексуализма? Рекламы на телевидении? Рекламы в кино?

Но что-то же комментаторы про «суют в нос» имеют в виду? Что-то, возможно, имел, по смыслу, в виду Мезенцев? По всей видимости, они называют «суют в нос», «рекламой», «пропагандой», «вдавливанием» просто существование гомосексуалов, трансгендеров, разных других людей. То есть если в фильме один парень любит другого, то это у них в голове «реклама». Если они вычитали в журнале о звёздах, что режиссёр сменил пол, то это «пропаганда». Если на приёме в иностранном посольстве им встретилась дипломатка с женой, то это «вдавливание». Понятно, что это, по существу, заболевание – воспринимать то, что происходит в фильме или в жизни как сигнал лично тебе, как пропаганду, направленную на тебя. Но вот откуда это берётся?

Оказывается, есть научные работы, показывающие, что в ответ на обиду, в медицинском эксперименте, происходит химическая реакция, «вознаграждающая» человека за «месть», даже если эта «месть» - дело чисто мысленное или словесное. (Читайте сами: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/26117504/.) На это можно подсесть также, как на наркотики или алкоголь – организму будет «хотеться» чувствовать себя обиженным.

Публицистическая статья, в которой я увидел эту ссылку, пыталась ответить на такой вопрос: почему поклонники президента Трампа, люди в целом консервативные, традиционные, с таким энтузиазмом подписались на его бесконечные, непрекращающиеся жалобы на всё? Большая часть коммуникаций Трампа – это постоянное перечисление обид, больших и малых, старых и новых, настоящих и выдуманных. Автор связал это с «подсадкой на обиды» - что человеку хочется всё время чувствовать себя обиженным. Это с одной стороны, бьётся с моим представлением о трампистах – такой чувствительности к обидам ни у кого никогда не было; но само явление «трампизма» мне кажется связанным с куда более фундаментальными факторами, чем чувства и обиды.

Если это верно, то комментаторы, придумывающие то, что им суют в нос трансгендерность – просто искатели обид. Для них «чужая» и «другой», откуда бы эта чужеродность не шла – источник получения удовольствия через обиды. Мезенцев, придумавший «давление ЛГБТ» - не человек, живущий в далёком прошлом, и не недоученный дипломат, а такой же «искатель обид».

ЭФФЕКТИВНОСТЬ МАСОК

Сколько раз просили качественных статистических данных об эффективности масок? Вот, пожалуйста, статья в PNAS, одном из ведущих мировых журналов. Данные из Германии и в статье приведены все необходимые тонкости статистического анализа. Но и просто на графике видно - начинается введение режима ношения масок, резко падает заболеваемость. Конечно, это не означает, что маски снижают общую - на протяжении всей пандемии - заболеваемость. Это просто говорит о том, что для "сглаживания кривой", чтобы больницы не переполнялись и люди не умирали от недостатка больничных мест, маски - вполне эффективное средство.

И, да, хватит слушать идиотов. То, что для качественного статистического анализа требуется много хороших данных и много работы, не означает, что мы только сейчас узнали о том, что маски эффективны.

ТРАНСГЕНДЕР

Эллиот Пейдж, кинозвезда и модель, объявил о своей трансгендерности. Раньше его звали "Эллен" и он прославился в фильме "Джуно", но мне ещё раньше запомнился в фильме Вуди Аллена "Римские приключения". Там он сыграл очаровательную девушку-актрису, которая шутя соблазняет парня своей подруги - помните, как она там произносит "Dostoevsky", слушая героя на древних развалинах (на фото)? И ещё ей кажется аморальным заниматься сексом в квартире подруги - приходится бежать к стоящей рядом с домом машине. На следующий день, успев только распланировать всю оставшуюся жизнь с этим парнем, она забывает о нём, потому что ей предложили новую роль...



С трансгендерностью какая сложность - она вызывает сильные чувства. Хотя, казалось бы, откуда? Чья-то трансгендерность никак не влияет на меня. "Римские приключения" не перестанут быть лёгкой сказкой, а очаровательная героиня - которую, как я теперь знаю, играет трансгендерный мужчина - не станет менее очаровательной. Или когда я смотрю футбол - какая разница, какова сексуальная ориентация играющих? По движениям на футбольном поле невозможно определить, кто гомосексуал, а кто нет (жизнью футболистов за пределами поля я не интересуюсь).

Гомофобию иногда оправдывают тем, что это, якобы, ненормально с точки зрения деторождения. Это, конечно, унизительно, сводить задачу человека к деторождению, но допустим. Но трансфобию этим не оправдать - от того, что кто-то меняет пол, ожидаемое количество детей не падает и не растёт. Другое распространенное объяснение трансфобии - то, что это редкость, статистически, и, значит, "ненормально". Мало ли что редкость: зелёные глаза - редкость, рыжие волосы - редкость, и что? Разве мы боимся рыжеволосых?

Чем ещё важно заявление Эллиота Пейджа о своей трансгендерности, это то, что никто не может сказать "он это сделал для собственной выгоды". Эллиот был - как киноактёр и модель - восходящей звездой на самой устойчивой из самых голливудских траекторий. Роли, подобные "Джуно" и "Римским приключениям", приносили бы рекордные гонорары, номинации на "Оскар" и традиционную славу в течение десятилетий. Заявление, шесть лет назад, о гомосексуальности и сейчас о трансгендерности - это огромный и серьёзный риск для карьеры. Просто, очевидно, Пейдж считает это более важным, чем деньги и слава.

ВЫБОРЫ В США: ОСТОРОЖНО, ИНФОШУМ!

Одна из сложностей, с которой сталкивается каждый и с которой справляется далеко не каждый комментатор американской политики - это количество информационного шума, сопровождающего каждый малейших чих, каждое маленькое действие. Одно заявление какого-то чиновника - и на ста сайтах появляются полноценные колонки с реакцией и анализом, одно решение одного суда в одном городе - и десятки юристов комментируют, а десятки политологов комментируют комментарии юристов. В этом шуме можно найти звуки и биты информации на абсолютно любую заданную тему и комментаторы цепляются за эти звуки и биты, чтобы продвинуть свою повестку...

То, что Джо Байден становится следующим президентом США, стало ясно в утренние часы 4 ноября. Когда было объявлено сколько бюллетеней не обработано в Мичигане, Пенсильвании и Неваде и из каких районов эти бюллетени, стало понятно, что Байден выигрывает. Эта победа могла оказаться не такой убедительной как она оказалось в итоге - потому что, конечно, 4 ноября не было понятно, как закончатся выборы в Джорджии и Аризоне, но то, что Байден набирает 270 голосов выборщиков, было известно. Все серьёзные аналитики это видели. Причём в данном случае "серьёзные" - это не что-то особенно глубокое. Это всего лишь те, кто знали правила подсчёта голосов в отдельных штатах: что во Флориде почтовые голоса считаются заранее, в Мичигане - подсчёт начинается за несколько дней до дня голосования, а в Пенсильвании - в день голосования. Паттерны голосования в тех районах, в которых подсчёт затянулся были такими же как и раньше (Трамп выступил в городах чуть лучше, чем в 2016, но совсем не намного). В итоге Байден выиграл 150 К+ в Мичигане и 80 К+ в Пенсильвании, то есть в пятнадцать и в два раза больше, чем Трамп в этих штатах в 2016 году. То есть все разговоры - "выиграет ли Байден Мичиган?", "выиграет ли Байден Пенсильванию"? после 4-го ноября были инфошумом.

Следующим поводом-темой-предметом инфошума был разговор о беспрецедентной деятельности нынешнего президента Трампа по непризнанию итогов выборов. Деятельность президента Трампа беспрецедентна в основном в содержании и тоне его твитов и заявлений. Его действия вполне прецедентны. Многие политики в США оспаривают результаты выборов в суде. Суды, как правило, не вмешиваются в результаты выборов - нарушение должно быть настолько значительным, чтобы, если обвинение было справедливым, это должно поменять итоги. (Поэтому, например, судьи в Пенсильвании раз за разом указывали юристам Трампа - у вас есть свидетельства трёх нарушений? да даже трёх тысяч нарушений? Нельзя из-за этого отменять результат выборов, где разница составила восемьдесят тысяч голосов.) Но политики судятся - юристы Никсона оспаривали итоги выборов 1960 года несколько месяцев. В 2004 году Конгресс голосовал по поводу оспаривания результатов президентских выборов в Огайо. (Если бы - чудесным образом - победа в Огайо была бы присуждена демократу Керри, то он бы стал президентом, хотя тогдашний президент Буш набрал почти на 3 миллиона голосов больше.) В 2000 году суды продолжались почти полтора месяца.

То же самое относится к деятельности уходящей администрации по саботажу экономических планов и борьбы с коронавирусом. В 1932 году президент Гувер, с треском (40 против 60%) проигравший выборы Рузвельту, четыре месяца до инаугурации не просто игнорировал планы победителя - он активно пытался связать новой администрации руки, заставить её подписаться под его планами, продолжать ту самую политику, которую он проводил три года Великой депрессии и за которую его выгнали избиратели...

Конечно, то, что делал в последние две недели президент Трамп и его сторонники - снижает легитимность выборов и победы Байдена. Но это давно уже стало традицией в американской политике. На моей памяти этим непрерывно занимаются обе партии с 2000 года - от "re-elect Gore in 2004", до конспирологии по поводу победы Буша в Огайо, до мегаконспирологии по поводу того, где родился Обама. Помните, на чём въехал в большую политику президент Трамп? На безумной теории о том, что Барак Обама родился в Кении (это к слову, не означает, что он не мог бы быть президентом - вся привлекательность этой конспирологии в том, что она артикулирует расисткий стереотип о "чужом"). На пике популярности этой теории в неё верили десятки миллионов людей - до 75% республиканцев! Так что когда сейчас читаешь про то, что 60% республиканцев не верят в честную победу Байдена - ну что ж, дело идёт на поправку :). Однако у республиканцев нет никакой монополии на делигитимизацию. После избрания Трампа президентом в 2016 году всплыло множество разговоров о том, что какой же это президент, если он проиграл большинство голосов. А теория о "русском следе" жила и здравствовала и после того, как подробнейший отчёт спецпрокурора Мюллера показал, что это не оказало влияния на результаты выборов. А если углубляться дальше в историю - примеров того, когда проигравшая партия пыталась делигитимизировать итоги выборов - не счесть.

Так что ещё раз - если смотреть на американские выборы 2020 изолировано, без исторического контекста, можно сойти с ума от инфошума. На выборы 2020 потрачено 14 миллиардов долларов - представляете, сколько рекламы приходится на одного человека? И это не считая анализа, комментариев и соцсетей... На этот оглушительный шум поддаются уважаемые комментаторы - я видел даже историка-американиста, который точно не попал бы под инфошум, если бы это касалось того вопроса, который он изучал как учёный. Но в исторической перспективе всё прозрачно - у американцев "самые важные выборы в истории страны" каждый четыре года. Каждые четыре года кто борется, "чтобы спасти душу нашей нации", чтобы "преодолеть раскол в нашем обществе" и т.п. На сайте NYT можно посмотреть архив за газеты за 150 лет - предыдущие избирательные кампании были не менее жестокими и грубыми, вопросы были не менее ключевыми, борьба за власть не менее жесткой. Для зрителя инфошум - часть удовольствия - хочется слышать про то, что битва, которую смотришь, идёт за "существование Америки как мы её знаем". Да, а когда смотришь финал "Мстителей", веришь, что идёт борьба за существование человечества. А когда смотришь четвертьфинал Лиги чемпионов, веришь, что ничего важнее этого матча быть не может. Это то же самое чувство - оно необходимо для удовольствия. Но грустно и смешно, когда это чувство влияет на аналитика или учёного. Те, кто знают, каким количеством шума сопровождаются американские выборы, эту ошибку не совершат.




75 ЛЕТ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА

На прошедшей неделе была важная годовщина - 75 лет со дня открытия Нюрнбергского трибунала, судившего нацистских преступников. При всём несовершенстве этого суда - судьи из стран-победителей, России, США, Великобритании и Франции рассматривали дела руководителей проигравшей стороны, Германии - это был один из главных положительных эпизодов ХХ века. Информация, ставшая общедоступной по ходу трибунала, выводы и уроки внесли огромный вклад в создание того мира, в котором человечество мирно существует уже почти сто лет.

Важны не только приговоры Нюрнберга и других процессов над нацистскими лидерами и их пособниками, но и то, за что их судили и осудили. На первый взгляд, может показаться, что число осуждено за чудовищные преступления очень мало - с учётом других процессов, было казнено несколько сотен руководителей разного уровня, а тюремные срока получило несколько десятков тысяч человек. При том, что немцы убили миллионы мирных жителей, а в убийствах участвовали сотни тысяч исполнителей, это мало - казни, пусть и целиком заслуженные, были больше символом отношения людей к нелюдям, чем наказанием каждого отдельного преступника. Поэтому важно за что были осуждены нацисты.

Может показаться, что большая часть преступлений, за которые были повешены преступники в Нюрнберге - это преступления против мирных граждан оккупированных территорий - жителей Австрии, Польши, Чехии, стран Балтики, России, Украины, Белоруссии, Франции, Голландии и других стран. Естественно, когда я в читал про Нюрнберг, я всегда смотрел на эти преступления - и на преступления против мирных граждан на территории СССР, и на массовые убийства советских военнопленных. Но значительная часть преступлений нацистских лидеров - против немецких граждан, и евреев, и коммунистов, и католиков, и тех, кто не хотел участвовать в преступлениях. "Преступления против человечности" не различают людей на "своих граждан" и "чужих граждан".

Мне кажется важно это понимать, определяя отношение к Лукашенко, его силовикам и пропагандистам. Чем они отличаются от Кальтенбруннера или Мюллера? Кальтенбруннер был осужден и казнён в Нюрнберге, при том, что его преступления были не на территориях стран победителей. Чем пропагандисты Лукашенко, которые называют мирных граждан, отстаивающих свои права, "шпионами" и "смутьянами" - от Штрейхера и Фриче? Вся их пропаганда работала внутри Германии - и это было в точности то, чем занимается сейчас лукашенковская пропаганда - натравливает одних граждан, вооруженных, на других, мирных.

Не надо говорить о том, что преступления Гиммлера, Гейндриха, Кальтенбруннера, Мюллера и других руководителей германских "силовиков" были в тысячу раз больше и страшнее, чем в Беларуси в 2020 году. Конечно, как можно сравнивать - гитлеровский режим ни с чем, на мой взгляд, не сравним в истории человечества. Однако Нюрнберг был нужен не только для того, что повесить уцелевших негодяев, но и чтобы извлечь уроки для менее страшных случаев. То, что Лукашенко и его окружение убили "всего" несколько человек, избили "всего" несколько сотен, держат в тюрьме "всего" несколько тысяч, арестовали "всего" несколько десятков тысяч, не должен мешать прикладывать нюрнбергские уроки к этому случаю.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ CУД ДЛЯ ЛУКАШЕНКО

Вчерашнее убийство Романа Бондаренко, мирного гражданина, белорусскими силовиками по приказу Лукашенко ставит вопрос о том, что нужно будет сделать с преступниками, когда власть в Беларуси перейдет к законному правительству. Это уже, как минимум, четвертое убийство мирных граждан с начала протестов в августе - в дополнение к сотням избитых сейчас и во время предыдущих протестов. Кроме того, Лукашенко и его окружению (Шейману, Караеву и другим министрам-силовикам) придётся отвечать за убийство лидеров оппозиции в конце 1990-х.

Мне кажется, что правильно будет, чтобы новое белорусское правительство создало Международный трибунал по Беларуси по аналогии с Международным трибуналом по Сьерра-Леоне, который в итоге осудил бывшего президента Чарьза Тейлора за убийства и избиения политических оппонентов. Вместе с Тейлором на скамье подсудимых было ещё два десятка исполнителей. Часть из них отделалась символическими сроками, но Тейлору осталось сидеть ещё примерно 35 лет.

Важно, что в отличие от процесса над Cлободаном Милошевичем, бывшим президентом Сербии, трибунал по Сьерра-Леоне был создан по инициативе правительства Сьерра-Леоне, а не международной организации. Мне вообще чужда идея правосудия, осуществляемого какой-то внешней силой (хотя вмешательство внешней силы может быть оправдано преступлениями правительства внутри страны). Страны должны судить своих преступников сами. Тем не менее, в случае Беларуси, как и в случае Сьерре-Леоне, если страна сама обращается за помощью к международному сообществу с целью осуществить судебный процесс - это правильно.

Когда новое правительство, пусть даже совершенно законное, судит предыдущего лидера - это плохо. Очень трудно обеспечить независимость судей - часто именно потому, что после победы нового режима решения судей определяются ненавистью (пусть и справедливой) к предыдущим лидерам. Это было ошибкой, например, когда американцы передали Саддама Хуссейна, захваченного в ходе войны, новому правительству, состоявшему из врагов Хуссейна. Как бы ни отвратителен был Хуссейн в качестве иракского лидера, то, что он был фактически убит своими противниками без суда - неправильно. Николае Чаушеску, румынский лидер, не менее отвратительный чем Хуссейн, был убит после такого же "псевдосуда" через день после ареста.

Cейчас Лукашенко и его министры уже опасаются такой же участи после потери власти - каждым новым преступлением они только увеличивают опасность для себя. Поскольку терять им нечего, нужно ждать новых преступлений. Это важно, чтобы Светлана Тихановская, другие лидеры оппозиции чётко заявили о том, что после смены власти новое правительство будет участвовать в создании Международного трибунала по Беларуси и преступники будут переданы ему для суда.

ЧТО ПОНЯТНО ПРО ПОБЕДУ БАЙДЕНА

Понятно, что такие интересные события хочется комментировать. Cо всеми мифами, которые заполнили интернет в связи с американскими выборами, конечно, не справится. Но что-то уже понятно и смешно читать "теории", не учитывающие очевидных фактов.

(1) Победу Байдена в ключевых штатах – Висконсине, Мичигане, Пенсильвании – обеспечили пригороды, районы проживания белых и пожилых избирателей, при этом женские голоса сыграли особо важную роль. Ещё раз – решающую роль сыграло «возвращение демократических избирателей, проголосовавших в 2016 году за Трампа». Очень грубо, Байден выступил намного хуже Клинтон среди избирателей «латинской группы», причем особенно плохо среди тех, кто -связан с Кубой. Байден выступил чуть хуже Клинтон среди чернокожих избирателей. Или, другими словами, президент Трамп улучшил показатели – и абсолютные, и относительные – среди афро-американцев и испаноязычных граждан. Среди кубино-испано-язычных, так просто победил. Но успех Байден среди белых, особенно образованных и женщин, но и необразованных тоже – по сравнению с 2016 годом – компенсировал потери среди граждан с другими цветами кожи.

Конечно, сверхусилия местных лидеров типа Стейси Абрамс в Джорджии, сделавших очень много для регистрации и привлечение на участки новых избирателей сыграли важную роль – в той же Джорджии они скомпенсировали увеличение явки сторонников Трампа и увеличение его поддержки среди чернокожих избирателей. Но ключевой элемент победы Байдена – это белые, пожилые, женщины, жители предместий, верхний слой среднего класса. Это, среди прочего, означает, что, возможно, Джо Байден был единственным – и наверняка самым лучшим – из кандидатов-демократов. Не надо недооценивать его уникальности – в период расовых волнений он сумел сохранить почти всю поддержку афроамериканцев и увеличить поддержку в белых предместьях северных штатов. При том, что мы увидели на этих выборах, похоже что любой другой кандидат от демократов проиграл бы президенту.

(2) Победа Байдена – довольно уверенная. Разрыв в голосах, процентах, количестве голосов, которые нужно «переложить», чтобы изменить результат и т.п. – всё это в целом меньше чем в 2008, но больше, чем в 2000, 2004 и 2016, и похоже (хотя по другому) на 2012. Разрыв в голосах, скажем, больше и 2012. То есть это «лучше, чем средняя» по меркам перевеса победа, не слабая и не «на тоненького».

Результаты прогнозистов в 2020 – умеренно хорошие, но с оговорками. Понятно примерно следующее. С «высоты птичьего полета» прогноз вообще был хорошим. Например, проект 538, на рассчёты и прогнозы которого я опирался, правильно предсказал исход в 48 штатах из 50. Два штата, в которых он ошибся, это – Северная Каролина, где результат пока неизвестен (прогноз – перевес Трампа сохранится) и очень близок к прогнозу, и Флорида, где каждый прогноз сопровождался оговорками о том, как трудно опрашивать испаноговорящих граждан. Так и оказалось – именно в районах с доминированием граждан с кубинскими корнями Байден сильно отстал – и от Трампа, и от прогнозов.

Не только 48 штатов из 50, «средний результат» - и по стране, и по отдельным штатам вполне нормальный. Предсказывалась разница в 7-8%, оказалась 4-5%. С учётом того, что историческое среднее отклонение – 4%, нормально. Проблема в том, что это «среднее» по штатам складывается из точных прогнозов в одних и крупных отклонений в других. Что сработало безупречно в прогнозах 538 – это оговорка «преимущество Байдена в опросах так велико, что, даже если прогнозы ошибаются также как в 2016 году, он победит». Прогнозы примерно так же и ошиблись, как в 2016 и преимущество Байдена эту ошибку выдержало.

Вот что сейчас выглядит серьёзным сбоем прогнозов – это прогнозы относительно шансов республиканских кандидатов в парламент. Все, кажется, республиканские кандидаты в сенаторы – и те, кто выиграл, и те, кто проиграл – выступили лучше прогнозов, несмотря на значительное преимущество демократов в деньгах. Они ловко воспользовались поддержкой двух категорий избирателей - тех, кто голосует редко и кто пришёл на участки благодаря Трампу и тех, кто обычно голосует за республиканцев, Трампа не любит и, проголосовав за Байден, поддержал также местного республиканца. Вообще выборы 2020 - это, грубо, отказ от Трампа, а не от республиканцев. И - об этом чуть ниже - на мой взгляд, не "отказ от трампизма".

(3) Самый распространенное ошибочное объяснение сбоев в прогнозах – это миф о «стесняющихся избирателях Трампа». Мол есть много (статистически значимо) граждан, которые голосуют за Трампа, а на вопросы социологов отвечают, что нет. Это объяснение всплыло ещё по ходу республиканских праймериз в 2016 году – и хотя эти самые праймериз его каждый раз опровергали (раз за разом Трамп побеждал, набирая меньше голосов, чем предсказывали опросы), хорошо прижилось. В русскоязычной среде этот миф очень хорошо вписывается в нарратив о запуганных левыми людях, которые вынуждены скрывать свои взгляды. (Я лично знаю больше историй о людях, которые стесняются взглядов своих детей о гомосексуальности или трансгендерности, опасаясь консерватизма коллег, но допускаю, что отдельные истории «прогрессивного давления» - в той же Калифорнии, могут случаться.)

У мифа о «стесняющихся избирателях» была проблема и до выборов. Как бы он мог объяснить, что поддержка Трампа в опросах упала и там, где никаких «левых» и «прогрессивных» нет и в помине? В штатах, где консерваторы заправляют всем на всех уровнях и пользуются мощной поддержкой граждан? Но это ладно. Выборы-2020 нанесли ещё один удар по мифу. Опросы слегка, в пределах допустимой ошибки, недооценили поддержку Трампа. Но они сильно, часто за пределами ошибок, недооценили поддержку республиканских кандидатов. Если верить в теорию о «стесняющихся избирателях», получается, что в Мейне стеснялись сказать о поддержке Сюзан Коллинс, которая там уже тридцать лет сенатор, которая устойчиво проигрывала по опросам и выиграла выборы? И таких историй множество. Поверить, что кто-то стесняется признаваться в поддержке того, за кого много раз голосовал (и не стеснялся признаваться), просто невозможно.

Смотрите очень грубое, упрощенное объяснение откуда берутся неправильные объяснения «ошибок прогнозов». Очень грубо, когда человека опрашивают – даже при электронном опросе – легко (в статистическом плане) определить за кого он будет голосовать. Но очень трудно определить – собирается ли он голосовать вообще. В частности, потому, что сейчас (когда опросов проводится великое множество), на вопросы соглашаются отвечать, даже самым важным и уважаемым фирмам и СМИ, 2-5% тех, к кому обращаются. Ну то есть смотрите – социолог, проведя опрос, очень точно себе представляет, что 60% в каком-то штате предпочитают Трампа, а 40% - Байдена. Вероятность того, что избиратель с трамповским «профилем» придёт на выборы – 50%, что байденовский – 70%. На основе этого прогноз – 52% Трамп, 48% Байден. Но трамповская явка оказывается чуть выше – 60% шанс вместо 50% и результат выборов 56% на 44%, крупная победа. Никаких «стесняющихся избирателей» не было, а ошибка прогноза налицо.

(4) Есть вещи, которые не так-то просто интерпретировать и правильный вывод был бы – «плохо понятно». «Ядерные» сторонники обеих партий интерпретируют выборочные результаты в свою пользу, а реальность сложнее. Например, во Флориде, вопреки прогнозам, уверенно победил Трамп. Победу ему обеспечили «потомки беженцев с Кубы» - и, конечно, консервативная часть спектра заполнена комментариями о том, что слово «социализм» для беженцев с Кубы – это не абстрактная страшилка, а вполне актуальная. Это правильно, спору нет. Но та же самая Флорида проголосовала «за» на референдуме о введении минимальной заработной платы на уровне штата - $15 долларов (федеральная - $7,5). То есть за совершенно левое предложение со стороны «социалистического крыла» демократов – Берни Сандерса и Александры Оказио-Кортес.

Лично я в итогах голосования 2020 вижу «большой тренд» - движение центра тяжести американской политики в сторону во-первых, большего экономического прогрессивизма (больше социальных программ, больше регулирования) и, во-вторых, идеологического консерватизма. Конечно, это движение в сторону консерватизма по-своему относительное – например, двадцать лет назад однополые браки были предметом дискуссий о будущем, а сейчас они совершенно нормально воспринимаются и поддерживаются всеми частями политического спектра и больше не являются «разделяющим вопросом». Тем не менее тренд на, скорее, замедление либерализующих изменений в общественной сфере.

Это двойное движение – больше государства в сфере экономики, меньше новизны в социальных отношениях – меня вдвойне расстраивает. По обоим направлениям это противоречит тому куда бы смещалось общество по моим предпочтениям – я бы хотел видеть меньше государственного вмешательства в экономике и меньше общественного вмешательства в личной жизни. (Да, трансгендеры – и все остальные – могут сами выбирать, в какой туалет ходить, а если какой-то институт хочет сделать все туалеты гендер-нейтральными, я не против.) Но тут совершенно неважно, чего хочу я – я пытаюсь анализировать и понимать происходящее, а не подгонять отдельные факты под приятный нарратив.

ПРОПАГАНДА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ

Выложил на одну страничку слайды своих научно-популярных презентаций за много лет. Аукционы, экономический рост, "ресурсное проклятие", институты, сравнительное преимущество, экономика пропаганды, американские выборы ... Я выложил по одной презентации на каждую тему, но пока выбирал - вспоминал разные места и города, это около ста пятидесяти выступлений. И это не считая бизнес-форумов, советов директоров, собраний акционеров и т.п. И научных семинаров. И лекций у студентов. И занятий со школьниками.

Мне, я считаю, полагается какая-то Life Achievement Award за популяризацию науки - мало кто из активно работающих учёных выступал с науч-попом больше меня. Стас Смирнов, учёный гораздо большего масштаба, много выступает по летним, зимним и обычным школам, но публичных лекций, определенно, у него меньше. Но я не загадываю - экономика - тема популярная, а экономическая наука - не очень. Вообще нисколько. После семидесяти лет "тёмного века русских общественных наук" восстанавливать уважение придётся ещё лет семьдесят. Но хорошо, что мы - и Sergei Guriev, и другие экономисты - пятнадцать лет назад начали. Даже в масштабах страны сто пятьдесят научно-популярных лекций - это немало.

УНИВЕРСАЛЬНАЯ ДУБИНКА СОБСТВЕННОЙ НЕСЧАСТНОСТИ

В принципе, мне мои правые и консервативные друзья и знакомые симпатичны. Я сам правый - уж точно в экономическом смысле - и отчасти консервативный, но вот что действительно раздражает. Это стало невероятно модным считать себя угнетённым меньшинством. Если посмотреть, скажем, на страницу телеканала FoxNews, там всегда есть материалы про жуткие CNN и другие СМИ, на которых угнетаются несчастные консерваторы и правые. Если послушать какого-нибудь правого конспиролога - там будет про засилье BLM, цензуру в соцсетях и т.п.

Почему это раздражает? Потому что эти постоянные крики про то, какое они угнетённое меньшинство - ни на чём не основаны. FoxNews - крупнейший кабельный канал в Америке с аудиторией больше, чем у двух других крупнейших кабельных каналов вместе взятых. И тем не менее их слоган - "Мы в окружении!" Ещё раз - их смотрят, прямо вот эти многочасовые монологи про то, какое они несчастное меньшинство, большинство телезрителей. Большинство, наслаждающееся чувством, что оно меньшинство.

То же самое в соцсетях - посмотрите, сколько собрано данных о том, как правые и ультра-правые доминируют в соцсетях. Как каждый твит справа распространяется дольше и дальше, чем аналогичный твит слева. Например, самый цитируемый твит про Black Live Matter 2020 года - со стороных правых и распространившийся по правым соцсетям - это 30 000 ре-твитов. Самый-самый популярный твит про то, что BLM - это хорошо - в четыре раза меньше. В четыре раза меньше! То есть они полностью доминируют в соцсетях - и живут в уверенности что они одни в этом холодном враждебном мире...

Это можно увидеть и не в систематических данных, а прямо у себя в блоге - что в Фейсбуке, что в ЖЖ. Стоит упомянуть, скажем, президента Трампа - а я всегда пишу нейтрально - тут же набегает орда комментаторов, жалующихся на цензуру и замалчивание. То что, что они в любом треде и на любом форуме напрочь забивают всех остальных не заставляет их усомниться в том, что они несчастное, обиженное, угрожаемое меньшинство. (Спокойствие комментариев в моём ФБ не должно удивлять - оно достигнуто забаниванием сотен идиотов и троллей всех оттенков спектра, но тут нет политической цензуры - это просто поддержание минимальной чистоты, чтобы можно было читать.)

Американские правые, конечно, не единственные в мире доминаторы, которые доминируют, в том числе и своими жалобами на то, что им затыкают в рот. Это повсюду. Меня вот бесконечно удивляет как лавровско-захаровскому МИДу удалось создать такой дискурс, при котором Россию все-все-все, Чехия с Эстонией, обижают и доминируют. Может, и вправду, прикидывание несчастным и забитым - универсальная дубинка нашего времени?