Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

НЕБОЛЬШОЕ УТОЧНЕНИЕ

Вчера я написал, объясняя, почему буду читать детям книжки Доктора Сьюза, несмотря на то, что в них есть расистские обертоны (значит, нужно пояснять) и несмотря на то, что во время войны он рисовал расисткие карикатуры на американцев с японскими корнями, "пятую колонну". Но, выясняется, Сьюз (Теодор Гейзел) так же активно выступал против "сторонников мира", американских изоляционистов конца 1930-х и был одним из первых, кто привлек внимание к трагедии Холокоста.

Вторая мировая война уже началась, а идея участия в "иностранных войнах" была чужда большинству американцев и даже небольшую помощь англичанам и, потом, русским в борьбе с Гитлером организовать было очень сложно. На стороне изоляционистов выступали популярные политики и общественные деятели типа легендарного лётчика Чарьза Линдберга. Рузвельту для переизбрания в 1940-м пришлось, фактически, пообещать, что Америка будет сохранять нейтралитет. Гейзел шёл против общественного мнения, рисуя карикатуру с детской книжкой "Волк Адольф."

Важной проблемой было и то, что в американском обществе не было никакого понимания разворачивающейся трагедии Холокоста и, чуть позже, массового уничтожения других "низших рас" типа поляков, украинцев, белорусов и русских. (В одном позорном эпизоде, которому теперь посвящен отдельный стенд в государственном Музее Холокоста в Вашингтоне, американские власти не приняли корабль с еврейскими беженцами из Европы и большинство пассажиров, в итоге, погибли, вернувшись в Европы.) Убеждать широкую публику и, через неё, политиков, в том, что необходимо что-то делать, было важно. В другой ставшей очень известной и привлекшей массовое внимание к проблеме карикатуре Гейзела, Гитлер и Лаваль, премьер-министр Франции, впоследствии казнённый за сотрудничество с фашистами, идут, напевая весёлую песенку, по лесу, завешанному убитыми евреями.


ДОРОГА МИМО CANCEL CULTURE

2 марта 2021 года президент Байден не упомянул Доктора Сьюза в ежегодном обращении по поводу дня чтения. Доктор Сьюз (Теодор Гейзел), автор детских стихов и картинок к ним, в Америке – как Самуил Маршак или Корней Чуковский в России, «главный» детский поэт. Собственно, Национальный день чтения отмечается в его день рождения! Президенты Обама и Трамп, которые ни в чём не были согласны, говорили о нём в этот день. Почему Байден не упомянул Сьюза? Прямо это не сказано, но специалисты по чистоте культуры активно указывают на расисткие обертоны в его стихах и картинках. В тот же день Фонд Сьюза, управляющей его наследием, объявил, что больше не будет разрешать перепечатывать или ставить в кино и театрах шесть его классических, пусть не самых популярных книг. Тут же Fox News, профессиональная фабрика по производству народного возмущения, выпустил несколько репортажей про расцвет cancel culture на этом примере. Одним из результатов стало то, что в течение дня 33 из топ-50 бестселлеров на Amazon были книгами Доктора Сьюза!

С одной стороны естественная реакция – проклинать cancel culture. Тем более, что одна из «выводимых из обращения» книг, “On Beyond Zebra!” – первое, что я прочитал у Сьюза, ещё на русском, в переводе Григория Кружкова, и это волшебное детское стихотворение на обоих языках. Мои дети в Москве росли с доктором Сьюзом и на русском, и на английском. Правильно Fox News разгоняет волну. Неудивительно, что американцы рванули закупаться Сьюзом. (Он и так продаётся неплохо – из умерших авторов он один из самых прибыльных.)

Сложность в том, что расисткие обертона у Сьюза – это вовсе не левацкая выдумка. Они там реально есть – и чернокожие в виде мартышек, и арабы на верблюдах, и много другого стереотипирования. Собственно, про Сьюза это всегда было известно – во время войны он нарисовал множество карикатур с расистскими тропами и символами. (Гейзел изначально художник, как ни странно, а поэтом стал, придумывая слова к своим картинкам). Например, он рисовал американцев японского происхождения, «пятую колонну», узкоглазыми и черноволосыми. Обращение с американцами японского происхождения в ходе Второй мировой считается позором. (Тех, кто не мог или не хотел уехать с Западного побережья, интернировали внутрь страны, в специальные лагеря. Это было не супержестоко – например, заканчивая школу там, дети уезжали учиться в колледжи – 1500 детей так уехало, но позором считается всё равно.) Конечно, рисовать расисткие карикатуры – это не то же самое, что служить охранником в лагере. Тем более, что доктор Сьюз, специальных слов не произнося, видимо, расскаивался – и уже полвека на его «Хортон слышит ктошку» и «Лоракс» учатся толерантности и умению видеть особенности других миллионы детей в Америке и в мире.

Какой выход? Наверное, тот же, что и с «Томом Сойером» и «Геккльберри Финном», книгами со множеством расистских тропов – читая, объяснять ребёнку про то, насколько неправильны и неприемлемы взгляды даже положительных героев. Собственно, в «Томе Сойере» это надо объяснить по разным поводам – объясняем же мы, что методы лечения и воспитания, которые там встречаются, безнадёжно и давно устарели. В моём любимом «Айвенго» - это примерно первая книга, которую я пересказываю маленьким детям – без тонны комментариев не обойтись. Для тех, кто знает книгу по фильмам – значительная часть повествования там посвящена взаимоотношениям саксов, норманнов и евреев. (Сюжет Исаака – Айвенго – Ревекки – Буагильбера, по хорошему, основной в книге.) И даже сверхпрогрессивный, для своего времени, автор часто звучит откровенно антисемитски – и когда подчеркивает чудовищный антисемитизм рыцарей и когда подчеркивает неземную толерантность Айвенго. Приходится комментировать и объяснять, что так и что не так.

В русской культуре этого, наверное, не меньше. Романы с антисемитскими выпадами вышли, слава Богу, из обращения, а расизм – вообще не наша классика, но вот культа насилия и сексизма куда больше, чем хотелось бы. Вот, например, «Ну, погоди!» - ладно, Волк – это отрицательный персонаж, но вы обращали внимание на то, что основной метод обращения с отрицательными персонажами – это насилие. Волка бьют милиционеры, администраторы, вахтёры, билетёры, спортсмены, да и просто множество случайных персонажей... Ну ладно частные граждане, но почему его бьют все, кто наделён властными полномочиями? Сексистких стереотипов много в любой традиционной культуре - и это не сильно меняется со временем. Скажем, трудно придумать такой сексисткий стереотип, который не был бы мощно воспроизведён в «Смешариках» или франшизе «Трёх богатырей». Мы будем смотреть – как будем читать Доктора Сьюза – потому что можно объяснить.

Желание «левых» загнать стихи Доктора Сьюза в чулан можно понять. Левизна – это в значительной степени недоверие к другим, «более простым людям». Типа – ну мы-то, конечно, можем разобраться, где в классике расизм, сексизм и насилие, а вот простые люди не смогут. Прочтут что рекомендовано и закрепят свои плохие стереотипы. Увидят как Седрик относился к евреям и сами так станут. Ну, во-первых, я не так уверен, что «простые люди» (те, кого леваки считают простыми) хуже разбираются где расизм, а где нет. Может, и лучше. Во-вторых, не так уж ясно, что лучший способ борьбы со стереотипами – механическое вмешательство и запреты. Прекрасно видели, как даже разумные люди, сталкиваясь с cancel culture, начинают звереть и подписываться под, например, расистскими и сексистскими взглядами только для того, чтобы просигналить свою независимость.

В левой культуре проще жить, потому что там за твои действия – что смотреть, что читать, что думать – отвечает «авангард». Куда партия скажет, туда и идти. Кого скажут читать, того и читать. Другая дорога – на которой сам отвечаешь за то, что прочёл ребёнку книжку с сексисткими, устаревшими стереотипами или показал мультфильм, снятый в эпоху других стандартов – сложнее. На ней нужно больше объяснять, ставить в контекст, комментировать и сопровождать сносками и пометками. Самому отвечать за то, какого автора читать – потому что контекст, потому что можно объяснить, а какого спустить в унитаз – без многих авторов спокойно можно обойтись. Это – и объяснения, и выбор - требует гораздо больших усилий. Но это и гораздо более интересная дорога.



ГЕНДЕРНАЯ РАЗНИЦА

Интересная новая статья - авторства известных экономисток Мюриэль Нидерле, Джастина Вольферса и целой группы соавторок - о том, что к женщинам-экономистам на семинарах относятся не так, как к мужчинам. Их чаще и раньше перебивают вопросами, и вопросы в среднем более агрессивные, чем вопросы к выступающим мужчинам. В этом кто бы сомневался - и у экономистов, я подозреваю, ситуация поздоровее, чем во многих технически сложных науках. Но тут интересно, как это можно аккуратно подсчитать и проверить.

И пожалуйста, не тратьте силы, пытаясь придумать "недискриминационное" объяснение, не прочитав статью - любая гипотеза, быстро приходящая на ум, там, по-моему, учтена, проверена и обсуждена. Мне, скажем, сразу пришло в голову, что, поскольку дискриминация снижается со временем, пропорция женщин в науке всё больше - соответственно, больше "младших по званию" женщин. Было бы неудивительно, что "младших" спрашивали бы агрессивнее, чем "старших" (среди которых уже произошёл естественный отбор) - и это, кстати, есть в данных у коллег. Это было задало корреляцию-без-дискриминации. Но это учтено.

Конечно, выдвигать альтернативные гипотезы можно и нужно - просто прочтите перед этим статью.

ХАЙП НА ОСТРОЙ ТЕМЕ, С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕОРИИ ИГР

Вот возмутительная академическая история. Профессора экономики - особенно специалисты по теории игры - прочтите, возмутитесь, подпишите письмо.

Вкратце история такая - гарвардский профессор права Марк Рамсейер (Mark Ramseyer) опубликовал статью в серьёзном научном журнале по юриспруденции с теоретико-игровой моделью "контракта", которые "заключали" корейские и индонезийские девочки, которых японские военные использовали в борделях для своей армии. На полном серьёзе "учёный" рассматривает 10-летних девочек в качестве сознательной стороны контракта.

Там в письме экономистов, юристов и историков подробно описано насколько это дикая интерпретация. Насколько многочисленны - там много ссылок на исторические работы свидетельства о том, что это делалось принудительно и в отношении совершеннолетних женщин. При том, что большинство тех, кого заставляли заниматься проституцией, тогда же погибло, невозможно представить, что это было не подневольным. Понятно, что в отношении десятилетних детей (которых Рамсейер специально упоминает в качестве "стороны контракта") это было насилием независимо от того, что и как они формально подписали - в том числе с точки зрения законов всех вовлеченных стран. За эти преступления японские власти - те власти, которые там появились после казни военных преступников-руководителей в том числе и за преступления против мирного населения - уже неоднократно извинялись и много лет выплачивают компенсации. (Ну, то есть какие компенсации, когда большинство использованных женщин погибло.)

Мне, как, наверное, и другим специалистам по теории игр особенно противно, что мерзавец использовал замечательный инструментарий, что пропихнуть эту "статью", а редакторы, видимо, смотрели на модель, принимая её к печати. Понятно, что теоретико-игровая ценность там нулевая, а вся "ценность" в привлечении внимания с помощью скандала. Понятно, что именно он пропихивает - отрицание массового насильственного использования женщин в окуппированных странах для секс-услуг для солдат - это примерно такой же конспирологический троп, как отрицание убийства евреев фашистами, отрицание убийства польских офицеров сотрудниками НКВД в Катыни, отрицание Мэй Лай и т.п. Понятно, что отрицающих Холокост нужно не наказывать, а лечить, но вот те, кто используют "науку", чтобы хайпануть на заигрывании с якобы чувствительной темой - на них просто мерзко смотреть. Неслучайно среди подписавших письмо специалистов по теории игр - просто "кто есть кто" теории игр. Труднее вспомнить знаменитого теоретико-игровика, который бы не выразил возмущение и омерзение.



Дополнительная информация есть здесь.

Мягкая сила Sputnik V

В колонке в VTimes "Мягкая сила и еe имитация" пишу про то, что Sputnik V, вакцина против COVID-19 - это настоящая мягкая сила России. А то что-то понятие “мягкой силы” в российском дискурсе утратило смысл, превратившись в синоним пропаганды. А она, мягкая сила, в принципе есть. Только это НЕ пропаганда. Это Колмогоров и Ермольева, Мечников и Хавкин - вот это всё.

ПЕРВЫЕ ИТОГИ

Левада-центра опубликовал результаты опроса о фильме "Дворец для Путина". Результаты очень впечатляют - надо понимать, что опросы Левада-центра в последние годы скорее систематически занижают, чем завышают поддержку оппозиции. Две трети опрошенных либо видели фильм (26%), либо знакомы с его содержанием (10%), либо что-то слышали о нем (32%). Это хорошо бьётся с количеством просмотров фильма на Youtube. Больше половины cчитают, в той или иной степени, фильм правдивым. Этот же опрос показал резкое снижение доверия к президенту Путину (у 17% из числа знакомых с фильмом и 12% у россиян).

Экономист, специалист по работе с данными опросов, Алексей Захаров считает, что эти цифры показывают что фильм "нанёс удар по репутации" президента, но я не уверен, что цифры говорят именно об этом. Мне кажется, что основная причина падения доверия и, одновременно, причина рекордно высокого уровня интереса к расследованию коррупции - в резко ухудшившемся положении среднего россиянина в 2020 году. Во-первых, реальные доходы граждан упали, по официальным данным, на 4-5%. Это много, особенно на фоне десятилетней стагнации и ощущения тупика. (Из новейшей российской истории хорошо известно, что и более тяжёлая экономическая ситуация может восприниматься легче когда есть ожидания - пусть даже иллюзии - наступающих изменений.) Во-вторых, не надо недооценивать потерь от коронавируса - даже официальные 160 тысяч погибших от Росстата это очень много, а по более достоверным оценкам независимых экспертов потери вдвое больше. Этот тяжёлый фон, конечно, давит вниз рейтинги доверия к власти. И, одновременно, увеличивает интерес к антикоррупционным расследованиям.

Обратите внимание: если тяжёлая экономическая ситуация и снижение оптимизма является причиной и высокого количества просмотров, и падения рейтинга президента, то между "просмотрами" и "падением рейтинов" - не причинно-следственная связь, а корреляция. Так же это, возможно, указывает на то, что популярность антикоррупционных расследований сейчас выше, чем собственно популярность политика Alexey Navalny. Это касается не только экономики: судя по (также рекордным) цифрам просмотров расследования покушения на него, результатами этого расследования возмущено гораздо (в разы) больше людей, чем готовы поддерживать Навального. То есть, возможно, существует большая (проценты, если не десятки процентов) людей, которые одновременно не поддерживают политика Навального и считают, что использовать сотрудников ФСБ для заказных убийств или судей для сведения политических счётов недопустимо. Это - существование значительной категории граждан, которые недовольны тем, что делают власти и не поддерживают Навального - гипотеза, которую не так просто проверить. Но если она верна, то это оправдывает многолетнюю стратегию Навального - фокусирование на коррупции, злоупотреблениях политиков и тяжёлом экономическом положении граждан, а не "вождистский культ".

Тем не менее, одним из ключевых итогов последних месяцев является превращение Навального в политическую фигуру национального масштаба. По существу, одну из двух фигур такого масштаба. Этому, конечно, способствовал конкретный жест - добровольное возвращение на родину и в тюрьму после покушения. Этот жест имеет смысл не только потому, что его совершали политики - того же филиппинского лидера оппозиции Бениньи Акино, которого предупреждали, что не нужно возвращаться, он вернулся и его тут же, на выходе из самолёта, убили. (Его вдова и сын стали президентами.) Этот жест - герой добровольно отдаёт себя в руки врага - классический для христианской культуры, и многократно воспроизводился в ключевых художественных произведениях, от "Хроник Нарнии" до "Гарри Поттера". Для моего поколения этот жест - жест Люка Скайоукера, опускающего меч перед императором и разрушающего задуманную императором схему. (На серию раньше эту жертву Люку подсказывает его учитель Оби Ван Кеноби, опускающий меч перед Дартом Вейдером.) Для младшего поколения, 20+, тех, кто заполнил улицы городов по всей России в январе - это, конечно, жест Рей из тех же "Звёздных войн", которая сдаётся без оружия, чтобы силой своего поступка изменить ход истории. То, что Навальный после возвращения оказался в тюрьме в результате очевидно внеюридической процедуры, сыграло в точности по этому сценарию.

Мощнейшая информационная кампания, развернутая на главных телеканалах против Навального, только закрепила его статус национального лидера. Теперь его имя известно всем россиянам. Насколько эффективна может быть такая кампания на фоне недовольства, вызванного ухудшившимся в 2020 году экономическим положением, непонятно. Память коротка - и сейчас происходившее вокруг Бориса Ельцина, лидера только наклевывающейся оппозиции советскому руководству, в 1987-89 годах никто не вспоминает. Осенью 1987-го Ельцин был снят с должности первого секретаря Московского горкома КПСС и выведен из Политбюро ЦК. В марте 1989-го он был триумфально избран делегатом по общемосковскому округу на первый Съезд народных депутатов. Полтора года между этими двумя датами он был объектом негативной информационной кампании, гораздо более мощной, относительно всех доступных источников информации, чем сейчас против Навального. Например, газетные отчёты о выступлениях на московском пленуме коммунистов состояли почти полностью из политических проклятий Ельцину. Точно то же самое происходило на всесоюзной партийной конференции 1988 года, которая впервые транслировалась в прямом эфире. Все выступления были критическими или очень критическими. Но зритель увидел не то, что хотели ему сказать партийные лидеры - бесконечный ряд лигачевых-воротников-зайковых-пономарёвых, а то, насколько они малограмотны и косноязычны. Точно так же сейчас зритель вечерних программ первого-второго канала видит "вечерних мудозвонов" теми кто они есть, а не слышит их слов.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ГОД ПРАВИТЕЛЬСТВА

За интересным разговором о том, какие политические причины привели к развязыванию властями, фактически, гражданской войны против мирных граждан, и нестабильности, которой не было уже, минимум, четверть века, мало внимания уделяется причинам экономическим. Общим местом – не только в устах экономистов и оппозиционных политиков, но и многих чиновников – стала десятилетняя, уже, стагнация, создающая фон для недовольства и протестов. Но экономические проблемы, создавшие этот фон – это, среди прочего, результат провальной экономической политики в 2020 году. Провальной - в дополнение к серьёзным трудностям, созданным коронавирусом.

Год назад Михаил Мишустин сменил Дмитрия Медведева на посту премьер-министра. Основной причиной стала не просто стагнация – к 2020 году правительство перестало даже вести разговоры о реформах. При том, что реальные доходы граждан падали, настроение бизнесменов и потребителей неуклонно ухудшалось, смена премьера давно напрашивалась. Медведев, трусливый политик и некомпетентный управленец, и не пытался заниматься реформами. Ещё перед назначением премьером он выдавил из правительства Кудрина, единственного человека во власти, который предложил хотя бы намёк альтернативной программы – сокращение оборонных расходов и повышение открытости в экономики. В правительстве Медведев сначала не смог сформировать хоть сколько-нибудь системной команды, не сумев даже просто назначить «своих» людей на ключевые должности. (За четыре года до этого он точно так же действовал во время своего номинального президентства.) Потом тех трёх человек, которые можно было бы назвать «медведевскими», он не стал защищать ни от отставки, ни от тюрьмы или эмиграции. Оперативной работой правительства руководил Шувалов, подчинявшийся, по сути, напрямую президенту – и как раз эта-то работа делалась вполне компетентно. Но кабинет, в котором премьер сознательно устраняется от лидерства, а министры и вице-премьеры работают напрямую с президентом или вообще самостоятельно (были и такие), никак не пригоден для реформ.

В отличие от Медведева, Мишустин пришёл на высшую должность в кабинете с репутацией сильного управленца. Ведомоства, которыми он руководил, были инновационными лидерами в части своего функционала – и это немалое достижение. Также в отличие от Медведева, Мишустин пришёл с полноценной командой, что важно в ситуации, когда требуются изменения. Но, важно, если план состоял в том, чтобы оставить всё как есть – не отменять контрсанкции, не вести переговоров, которые бы снизили внешние санкции, не снижать давление на бизнес – то смена одного премьера на другого не имела смысла. Речь не идёт об одномоментной отмене всех санкций (на такие уступки пойти невозможно) или отмене всего силового контроля над предпринимателей или масштабной приватизации, но новый премьер мог, конечно, стать лидером давления в сторону нормализации, открытости. Он вполне мог озвучить, не становясь на революционные позиции, необходимость отмены контрсанкций – тем более, в когда ситуация ухудшилась во время пандемии. Он мог бы чётко обозначить, что без серьёзных изменений во внешней политике, которые помогли бы снизить санкционную нагрузку, расти трудно. Он мог бы повысить роль предпринимателей и работников предприятий – всех тех, кто создаёт добавленную стоимость. Что-то можно сделать, внося в Думу законопроекты, что-то может быть сделано с помощью знаковых назначений, что-то – с помощью публичных заявлений.

Ничего из этого не было сделано за год. Более того, правительство провалило самое важное задание – поддержание уровня жизни в граждан в тяжёлый, из-за эпидемии коронавируса, год. Практически все экономики в мире потеряли несколько процентов ВВП, но в большинстве развитых стран уровень жизни не упал. В США реальные доходы граждан выросли в 2020 году, а не упали почти на 5% как в России – за счёт прежде всего агрессивных программ помощи гражданам и бизнесу. Все ведущие российские экономисты рекомендовали аналогичные программы весной 2020 года, но помощь появилась в президентском послании 11 мая только после мощного давления со стороны оппозиции. Когда стало понятно, насколько популярна «антикризисная программ Алексей Навальный», учитывавшая международный опыт и рекомендации экономистов, были выделены серьёзные деньги на помощь семьям с детьми. С учётом того, что в 80% бедных семей в России есть несовершеннолетние дети – это давно самый эффективный способ разом помочь наиболее незащищенным, это было правильной мерой. Но, как оказалось, этим дело и ограничилось. Вместо этого - в год кризиса - зачем-то был увеличен Фонд национального благосостояния!





Провал с общим ответом на вызов коронавируса особенно виден на фоне отдельных больших успехов. Центробанк решительно предотвратил опасность финансовых потрясений. Москва весной сумела победить всплеск госпитализации с помощью резких ограничительных мер и резкого расширения медицинских мощностей; ко «второй волне» город был готов и угроза переполнения больниц не возникла. Была разработана, с неменьшей скоростью чем в странах-лидерах экономического развития, вакцина – другая история успеха. На этом фоне неспособность правительства поддержать уровень жизни граждан, провести те реформы, которые требуют политической воли (например, увеличение расходов на поддержание уровня жизни граждан или отмена контрсанкций, бьющих прежде всего по наиболее незащищенным слоям населения) и обозначить те, которые необходимы для выхода, после пост-кризисного восстановления, из стагнации. Зачем было менять премьера, который ничем не занимался, на премьера, который мог бы чем-то заниматься, но этого не делает?

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ВОПРОС

Почему экономисты, которым, казалось бы, надо говорить о занятости и росте, постоянно возвращаются к политическим репрессиям и Навальному? Потому что сейчас в России основным сдерживающим фактором роста являются именно политические репрессии. Потому что возвращение Навального в Москву давало возможность, при правильной реакции, если не выбраться из тупика, то хотя бы двинуться в правильно направлении - смягчить политическое давление, интегрировать оппозицию, представляющую уже десятки миллионов россиян, в политическую жизнь и госуправление. Снизить, а не повысить напряжение в обществе, и дать возможность экономике развиваться.



Экономический механизм тупика предельно прост - в условиях политического зажима, серьёзных ограничений политических и предпринимательских свобод, экономика может расти только за счет физического накопления какого-то ресурса. Например, если есть избыток дешёвой рабочей силы (СССР в период миграции сельского населения в города, Китай, Беларусь в начале 2000-х). Или, например, если цены на природные ресурсы постоянно растут. В России начала 2000-х сошлись эти факторы - растущие цены на нефть, дешёвая рабочая сила после десятилетнего кризиса. Но эти факторы закончились десять лет назад - и тогда, чтобы избежать стагнации, нужны были не запретительные законы, а большая свобода для бизнеса, не национализация компаний, которые гораздо лучше работали в частных руках, а улучшение условий для инвесторов, и местных, и иностранных, не выталкивание бизнесменов за границу, а наведение порядка и защита бизнеса.

В политической сфере десять лет назад должно было быть укрепление системы выборов, с тем, чтобы оппозиция могла на них побеждать, а не массовые фальсификации, не "Болотное дело", а наоборот, реформа полиции и спецслужб. Именно неадекватная реакция на протесты 2011-12, "завинчивание гаек", заложило фундамент для десятилетней (уже) стагнации. Тогда казалось что можно не обращать внимания на рекомендации экономистов, но сейчас-то, после десяти лет низких темпов роста, понятно, что был выбран порочный путь.

Никакого другого нормального выхода из этого тупика нет. Год назад вялого, некомпетентного и неамбициозного премьера Медведева сменил энергичный и компетентный премьер Мишустин. И что? Не попытавшись взяться за основную причину тупика - невозможный уровень политического давления на граждан и бизнес - правительство автоматически согласилась на продолжение той же самой стагнации. Да, странно было бы ожидать от премьера, экономических вице-премьеров и министров слов о необходимости политической либерализации, но они должны их произнести - если они вообще думают об экономике.

ПОЧЕМУ ГРАЖДАНЕ НЕДОВОЛЬНЫ

Непосредственной причиной, по которой больше 50 миллионов человек посмотрело видео, размещённое три дня назад Алексеем Навальным, и миллионы людей по всей России собираются завтра на митинги в поддержку Навального является, конечно, попытка покушения на него в августе и расследование этого покушения. Множество людей, которые могли бы быть несогласны с платформой Алексей, считают более важным, что нельзя использовать госорганы для организации убийства. Тем более нельзя сажать в тюрьму человека, вернувшегося из-за границы - вообще нельзя сажать людей за политическую деятельность. История Навального, которая до 2020 года была историей оппозиционного политика, сегодня ощущается огромным количеством людей "историей о себе". Теперь "Свободу Навальному!" - не про абстрактную "свободу", а чувство миллионов людей, до этого не участвовавших ни в какой политической деятельности.

Однако глядя на непосредственные причины - неудачное покушение, расследование, показавшее, что в покушении было задействовано целое подразделение ФСБ, возвращение Навального в Москву, за которым следили сотни тысяч россиян в прямом эфире, скандал с разворотом самолёта в другой аэропорт, арестом на телевизионных экранах всего мира, "судебным заседанием" в полицейском участке с нарушением всех мыслимых юридических норм и процедур, фильм о чудовищном эпизоде коррупции, мгновенно собравший миллионы просмотров, выступления публичных фигур в поддержку Навального и оглушительное молчание руководителей страны по поводу эпохальных событий - нельзя забывать, что кроме непосредственных причин есть причины фундаментальные. Можно убить или осудить на длительный срок Навального, можно арестовать ещё больше людей перед демонстрациями 23 января, можно разогнать сами демонстрации - но это никак не устранит фундаментальных причин. И, значит, только ухудшит ситуацию.

Фундаментальная причина массового возмущения в 2021 году - это то, что развитие последних 15 лет оставило десятки миллионов людей без голоса. Люди выходят на демонстрации, постят антиправительственные видео в соцсетях или просто тихо ненавидят политическое руководство тогда, когда у них нет возможности выражать своё недовольство по-другому. В 1980-е десятки миллионов людей были недовольны властью, но не могли проголосовать за смену власти - и это кончилось экономической катастрофой и развалом страны. В 1990-е годы граждане голосовали за оппозицию - и она не раз на них побеждала. В начале 2000-х недовольство граждан тем, как идут дела, привело к победе Путина и его сторонников. Так и сейчас - выбор стоит между (а) не давать гражданам голосовать за оппозицию, а оппозиции побеждать и (б) накапливать недовольство граждан, сдерживая его силовым путём - то есть готовя экономическую и политическую катастрофу.

Конечно, для нынешнего политического руководства - и лично для президента, и для узкого круга, и для широкого круга, и для "элиты в целом" вопрос о допуске оппозиции к власти - сложный и дорогой вопрос. Выпустить Навального, отменить выдуманные уголовные дела против его сторонников и других противников власти, дать возможность оппозиции участвовать в выборах и в подсчёте голосов - это, с точки зрения сегодняшней власти, потери. Навальный и его сторонники наберут десятки процентов, если не большинство, в Думе, победят в законодательных собраниях 5-10 регионов, выиграют, с большой вероятностью, мэрства в Москве и Петербурге. Это плохо для нынешней власти, но это значительно лучше, чем очередной цикл - "недовольство - силовой ответ - экономические трудности - ещё больше недовольство - ещё жёстче силовой ответ - ещё больше трудности..."

Это иллюзия, что есть такой "силовой ответ", при котором недовольство граждан куда-то уходит. Оно может быть молчаливым - граждане боятся выходить на улицу и просто молча хуже работают, но это всегда кончается одним и тем же - продолжительным экономическим спадом и политической катастрофой. Исторически были примеры, когда "силовые решения" сопровождались ростом, но это было только в странах и ситуациях, когда был бесконечный запас дешёвой рабочей силой. (СССР после коллективизации, Китай после Тяньаньмэня.) У России нет никакой дешёвой рабочей силы - ни в реальности, ни в перспективе - и значит, цикл "силовой ответ - экономические трудности - больше недовольства - жёстче режим - больше трудностей - больше недовольства..." это единственное возможное последствие силового выбора. Альтернатива - деление власти с оппозицией - это личные потери, но это лучше для страны.

Можно продолжать обманываться, что за Алексей Навальный и лозунгом "Свободу Навальному!" стоят не десятки миллионов людей, как это видно по всем мыслимым признакам. Можно опираться на выдуманные цифры придворных фцомов или слушать разговоры собственных пропагандистов о руке Британии, Америки, Германии, Украины, саудитов, ЦРУ и Моссад. Это не отменяет реальности. Граждане недовольны тем, что лишены голоса и требуют, чтобы этот голос им вернули - так, как это делается во всём мире. Эта реальность ставит вопрос - очередной виток порочного цикла или возвращение к нормальному, стабильному развитию.

БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК

Последний месяц было интересно наблюдать, как работают американские суды в отношении исков по поводу выборов. Президент Трамп и узкий круг его личных юристов не признают итоги и пытаются что-то поменять. Конечно, подавать иски можно до бесконечности и, я уверен, они будут подавать их еще много лет. По существу, конечно, давно все закончилось – серьёзные судебные иски давно закрыты, остались формальности, которые будут сопровождаться политическим спектаклем.

Формальности предстоят такие: 6 января вице- президент Пенс (или тот, кто будет его заменять в качестве председателя Сената) по алфавиту перечислит штаты, объявляя количество голосов выборщиков, положенных каждому штату. Роль вице- президента чисто церемониальная. В последние дни распространилась конспирология, что вице- президент может «не принять" какие-то голоса своим решением. Жаль, об этом не догадался Томас Джефферсон в 1800 году – не нужно было бы 35 раундов голосований и четырёх месяцев переговоров. Просто не принял бы голоса за своих соперников и все. За двести сорок лет немало вице- президентов было вынуждено объявить о проигрыше своей президентской или вице- президентской кампании. Элу Гору в 2000-м достаточно было бы отклонить голоса любого штата, проголосовавшего за его соперника. Убрать маленький Вайоминг с тремя голосами и всё, победа, президентство. Ну, если следовать фантастической логике тех, кто считает, что вице- президент играет в этом процессе какую-то роль, кроме чисто церемониальной.

Что может произойти – по каждому штату достаточно протеста одного члена палаты представителей и одной сенаторки, чтобы процесс прервался, палаты разделились, потратили два часа на дебаты и проголосовали, простым большинством. Так и будет – есть десятки республиканцев-членов палаты представителей и, как минимум один сенатор, которые подадут протест. Однако также известно, что при голосовании текущие результаты (306 за Байдена, 232 за Трампа) будут подтверждены. В палате представителей у демократов большинство, а в Сенате три республиканца, которые поддержат результаты, есть с 9 ноября. Вместе с 48 демократами это уже большинство. На самом деле, голосов будет куда больше – после 14 декабря десятки республиканских сенаторов, включая руководство, признали Байдена президентом. В 2004 году демократы устроили такой же спектакль по поводу Огайо (10 тысяч голосов в другую сторону и Буш проиграл бы), но там Джон Керри признал победу Буша уже на следующий день после выборов. Это неважно - один сенатор будет оспаривать результаты или двенадцать. (Будут оспаривать, скорее всего, те, кто собирается бороться за президентство в 2024.)

Конечно, начиная с середины ноября не было сомнений, что президентом становится Джо Байден. За это время юристы Трампа подали десятки исков. Счет 1-60 (единственная «победа" – подвешивание примерно 10 тысяч голосов в Пенсильвании; преимущество Байдена там 80 тысяч). 60 решений «против" приняты самыми разными судьями и в самых разных штатах, в том числе назначенными Трампом. В суде юристы Трампа ни разу не решились утверждать, что на выборах было какое-то воровство или манипуляции – потому что если это утверждать, а доказательств не приводить, можно лишиться адвокатской лицензии. Поэтому Джулиани на прямые вопросы судей чётко отвечал, «This is not a fraud case". Почти все иски оспаривали те или иные правила проведения выборов (большей частью те, которые были введены административно в 2020). Интересно, что основной аргумент судей и аппеляционных судов, отвергавших иски был – правила выборов должны были быть оспорены до выборов. Сама идея, что правила оспариваются с учётом итогов совершенно чужда американской юридической практике.

Тем более фантастическими были надежды, подпитываемые твиттами президента Трампа, что Верховный суд может принять какое-то решение, которое магическим образом перевернёт итоги выборов и сделает Трампа победителем. Надо понимать, что Верховный суд – по сути, суд апелляционный, принимающий к рассмотрению дела, по которым судами низкого уровня собраны свидетельства и аргументы, приняты и оспорены решения и т.п. (Технически, есть категория дел, по которым ВС работает судом первой инстанции, но вопросы, связанные с выборами, к ним не относятся.) В 2000 году Верховный суд в срочном порядке принял к рассмотрению вопрос о выборах во Флориде после того как дело было рассмотрено и решения приняты в судах и апелляционных судах всех уровней. В 2020 юристы Трампа не нашли ни одного суда в шести штатах – в том числе среди назначенных Трампом – который бы согласился с их аргументацией. В этой ситуации надежды на то, что Верховный суд что-то согласится рассматривать были беспочвенны.