Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

КАК НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ ПОЙМАТЬ И УБИТЬ

Почему так трудно говорить о том, что известно очень и очень многим? Потому что страшно или просто потому, что никто не хочет говорить? В каждой истории о сексуальных домогательствах – когда большой начальник заставляет подчинённых заниматься сексом – велика доля «не хочет говорить». Кому-то стыдно, что не стала сопротивляться, кто-то чувствует вину, что открыла дверь в номер, кто-то переживает, как бы репутация жертвы не испортила карьеру. До #metoo это было понятно плохо, но с тех пор стало понятнее – отношения, начавшиеся с изнасилования, не говорят о том, что насилия не было, неформальная власть может быть сильнее формальной, а нежелание жаловаться – не признак вины. Книга Ронана Фэрроу “Поймать и убить” дополняет эту картину тем, что, казалось очевидным и раньше, но, по ходу #metoo как-то отошло на второй план. Молчание жертв может быть связано с ресурсами, которые направлены на то, чтобы заткнуть им рот.

Ронан Фэрроу – это журналист, который разоблачил Харви Вайнштейна, легендарного голливудского продюсера, основателя Miramax. Разные издания пытались написать об этом на протяжении десятилетий, но он первым сумел разыскать несколько – в итоге полтора десятка – смелых женщин, которые рассказали, подтвердив документами и аудиозаписями, о домогательствах и насилии со стороны Вайнштейна. После его статьи в New Yorker в 2017 году и, одновременно, независимого расследования в New York Times, о приставаниях Вайнштейна рассказали десятки женщин, включая мировых звёзд. Защитив всех женщин, приходящих в кино – им теперь определенно не грозят домогательства и насилие со стороны Вайнштейна, и чуточку меньше – со стороны других негодяев.

«Поймать и убить» не о Вайнштейне – она о том, как Фэрроу работал над своим репортажем и как «империя Вайнштейна» пыталась это репортаж сначала поймать, а потом убить. Как сотрудники крупнейших мировых детективных агентств Kroll, Black Cube и других следили за жертвами, которых Вайнштейн подозревал в том, что они могут заговорить, и за журналистами, которые пытались что-то расследовать. Многие жертвы подписали, после домогательств или изнасилований, обязательства, за компенсацию, не рассказывать об этом опыте, и несколько юридических фирм следило за выполнением этих обязательств. Как юристы угрожали всем, кому возможно – редакторам, владельцам медифирм, журналистам, продюсерам – исками. Но, главное, какую огромную власть даёт влияние и деньги через сети знакомств – именно так Вайнштейну удалось поймать и убить репортаж в NBC, на который работал Фэрроу.

Читать неприятно, когда речь идёт о жертвах, которые говорят под запись или показывают документы с трудом, только когда понимают, что они не одиноки. И героически говорят. Чтение захватывает, когда Фэрроу рассказывает про работу Black Cube, агентства, созданного отставными сотрудниками Моссада и использующее в работе все методы – то ли из опыта этого самого Моссада, то ли из Джеймса Бонда. Интересно, что и среди оперативников частных сыскных агентств есть люди, которые ставят честь выше бизнеса – второй блокбастерный репортаж Фэрроу, как раз о работе Black Cube, построен целиком на внутренних документах, присланных ему анонимом. (Фэрроу независимо подтвердил каждый документ.) И на показаниях частного сыщика, выходца из России, который обиделся, когда его детективное бюро использовали втёмную.

Что мне ещё понравилось – что Фэрроу не встаёт ни в какую позу, подчеркивая мерзость Вайнштейна. Он её не подчеркивает. Фэрроу сводит счёты с руководством NBC, «убившим», по просьбе Вайнштейна, его репортаж, когда стало ясно, какие вещи в нём содержатся, и врущим, до сих пор, о том, почему «убили». Но делает это спокойно, с записями и емейлами в руках. Нисколько не скрывает, как ему помогала его принадлежность к пенкам элиты – Ронан – сын Миа Фэрроу и Вуди Аллена (в их конфликте, о котором он пишет совсем кратко, он на стороне матери и сестры). Спокойно обсуждает, как это пытались использовать, чтобы его дискриминировать. Постоянно упоминает своего партнёра и его поддержку, но не делает себя-человека центром повествования. Ронан-журналист, да, в самом пекле событий. И его квест – не во имя заговоривших женщин, а во славу профессиональной журналистики.

В защиту Александра Маркова

Хочу выступить в защиту Александра Маркова, биолога, популяризатора науки, лектора СБ ВШЭ-РЭШ, сотрудника ПИ РАН, профессора МГУ, автора нескольких интересных книг и сайта Элементы.ру. Он номинирован на премию "Сексист года-2016" за высказывание в интервью: " В современном обществе с эволюционной точки зрения вам выгодно быть необразованным, а если вы женщина, то вам выгодно быть неграмотной."

Однако сначала три вещи. Во-первых, я считаю премию - абсолютно правильным и благим делом, а её организаторов (не знаю, кто это) - искренне желающими блага всем россиянам и стране в целом. Такие премии мало что решают - основной сексизм не в словах, а в решениях, которые принимаются на основе сексистких стереотипов. Но такие премии необходимы и очень хорошо, что они привлекают внимание.

Во-вторых, я считаю, что тот факт, что человек попадает в номинацию "Сексист года" не означает, что это перечеркивает все остальные его достижения. Я не раз писал, что я считаю Василия Уткина одним из отцов современной российской журналистики - того хорошего, что в ней есть - и, заметим, не только спортивной журналистики, но и журналистики вообще. Он один из тех людей - наряду с легендарными редакторами и корреспондентами -  которые сделали наших журналистов "четвёртой властью". Не обслуживающим персоналом для обычной власти или для публики, а настоящим, независимым, сильным и влиятельным (поверьте, легко быть независимым и не так трудно быть влиятельным, но вот и то, и другое вместе - очень трудно) игроком. Да, тем не менее, я считаю его номинацию на эту премию в этом конкретном эпизоде вполне заслуженной. Да, я понимаю, что он работает в "гендерно-несбалансированном" бизнес (футбол смотрит больше мужчин и, соответственно, целевая аудитория спортивного журналиста смещена) и всё же.

В-третьих, "конфликт интересов". Много, много лет назад (шесть, если быть точным) я позвал Александра Маркова читать вводный курс биологии в создаваемом Совместном бакалавриате ВШЭ-РЭШ, и мне пришлось выслушать немало вопросов на днях открытых дверей на тему "зачем экономисту биология?" - "Это курс по выбору!" - искренне отвечал я, и никто это не хотел слышать. Зато все хотели слышать, что в развитых странах биомедицина - это 10-20% экономики, так что шанс, что профессиональный экономист будет заниматься биомедицинскими вопросами, огромен. Я и так отвечал. Курс Маркова оказался очень успешным - и для СБ, и для Александра (потом он с успехом читал этот курс на Факультете фундаментальной медицины МГУ - и это тоже предмет гордости для СБ.) Короче, у меня есть запас тёплых чувств.

Однако здесь тёплые чувства не при чём. Я считаю, что Марков номинирован по ошибке. Ошибка это отчасти его собственная - он употребил профессиональный (ну, полупрофессиональный) жаргон, отвечая в интервью для широкой публики. "Выгодно" в его контексте означает "если предполагать, что основной задачей людей как биологического вида является размножение [или что-то другое], то...". Это позитивное, а не нормативное утверждение. Это не то, что должно быть, а то, что есть - есть в теоретическом предположении (стандартном для научного исследования), что задачей биологического вида является размножение. Так же если сказать, что "если основной задачей людей является исчезновение [странное, но ничем логически не противоречивое предположение], то ядерная война - наилучшее решение." Эта фраза не является ни неэтичной, ни античеловеческой. При этом неважно, является ли позитивное высказывание верным или неверным. Мало ли неверных гипотез и мало ли фактов, которые считались верными, пока новые эксперименты их не опровергли. Чтобы сделать её, как и фразу Маркова, неприемлемой, надо полностью убрать контекст, стать Наташей Ростовой из статьи Шкловского. Мне кажется, что организаторы премии допустили ошибку - чтобы увидеть необходимый контекст, в котором во фразе Маркова нет ничего сексистского, не нужно быть специалистом по эволюционной биологии.

Написаное умными людьми

Не читая, даю ссылку на сегодняшний Op-Ed Дмитриева и Белановского в "Ведомостях" (там справа ссылка на текст их доклада, который они  кратко пересказывают в Op-Ed). Прочитать и обдумать ещё не успел и не факт, что у меня будут какие-то мысли-соображения. Однако я чувствую вину за то, что год назад небрежно отмахнулся от их доклада - а оказалось, что именно Белановский с Дмитриевым лучше всех чувствовали, что происходит в стране, поэтому и даю ссылку.

Может быть, этот цветок называется розой

Вот бывает безответная любовь. Есть всего две газеты, которые я читаю каждый день, "Ведомости" и New York Times. C "Ведомостями" всё хорошо - каждую неделю выходит колонка, иногда оттуда звонят за комментариями (если бы не был бы колумнистом, звонили бы больше). А вот с NYT, самой главной газетой мира, проблема. Ни разу они меня не упомянули.

Хотя бывало близко. Лет десять назад Сабрина Тавернизе, тогдашний корреспондент NYT в Москве, напечатала большую, на целую полосу статью о банкротствах в России (был такой закон о банкротстве 1998 года, если кто помнит) и там обильно цитировала наше исследование. Имя Кати Журавской, моего соавтора, проделавшего львиную долю работы (корреспондент, правда, об этом знать не могла - это выяснилось только через несколько лет), в газету попало, а моё и Арианы, третьего соавтора - нет. Эллен Барри, другой московский корреспондент, много раз обращалась за комментариями и ни разу не сослалась. (Впрочем, у них там в NYT довольно жёсткая внутренняя конкуренция - корреспонденты пишут статьи, а в газету и даже в онлайн-версию они не проходят.)

И вот ещё раз. Мало того, что Джо Носера, экономический колумнист NYT, пересказал сегодня своими словами (точнее, пересказал вводную часть) мою колонку из Moscow Times (про "историю с Домодедово"), он даже сослался на неё, поставив гипер-ссылку в онлайн версии... Но вот имя не назвал. Безответная любовь, что тут скажешь.

Дополнительный материал:

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков написал в New York Times письмо, в котором он не соглашается с колонкой Джо Носера про Домодедово. Похоже, не у меня одного безответная любовь к NYT...

Безответная любовь

Есть одна проблема с журналистами и кто о ней знает, меня поймёт. Они звонят – за комментарием или с приглашением в эфир – по общему корпоративному телефону. Перезвонить туда невозможно – в лучшем случае попадаешь в общую приёмную, где никто не знает, кто тебе звонил, в худшем – неприветливый писк факса.

Вот сегодня – неотвеченный звонок с телефона «Эха Москвы». Я просто не успел подойти к телефону… Что это было? Просто комментарий? Ольга Бычкова хотела позвать меня в «Большой дозор»? Тоня Самсонова - в «Лукавую цифру»? «Полный Альбац»?! Мне выдали новый кредит доверия? Позвали в «Книжное обозрение» говорить про мою книжку? Нет ответа…