Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Верните выборы...

Logo
Отрыв от реальности

2 апреля 2018 года

Когда я закончил первую версию этой колонки, стало известно, что губернатор Кемеровской области Аман Тулеев подал в отставку, а президент Путин эту отставку принял. Отставка губернатора стала неизбежной по нескольким причинам. Во время пожара 25 марта в торгово-развлекательном центре в Кемерово погибли десятки людей – и в том числе по вине губернатора и его администрации. Это они, вместе с региональными подразделениями федеральных ведомств, проводили липовые проверки и выдавали разрешения на эксплуатацию пожароопасных помещений. После трагедии губернатор и его заместители продемонстрировали неприемлемую для руководителей бесчуственность, выступив с оскорбительными выпадами в адрес охваченных горем людей. Президент поступил правильно, приняв отставку Тулеева и тем более правильно, если он сам потребовал этой отставки. Однако механизм, при котором пригодность губернатора определяется по итогам трагедии слишком неэффективен и слишком дорого стоит.

До 2005 года в России были губернаторские выборы. Не такие как в последние пять лет, когда «выборами» называется мутная процедура, ими не являющаяся. А такими, на которых действующие губернаторы периодически проигрывали выборы, когда переставали устраивать граждан. Это (проигрыш действующего губернатора) случалось не всегда, когда губернатор этого заслуживал, но случалось периодически. Чаще чем, скажем, в США, где губернаторов выбирают уже больше двухсот лет. В 2005 году жители Алтайского края поменяли губернатора, просидевшего в кресле уже два срока, на эстрадного юмориста – так не нравилось им, что происходит в крае.

Кто-то может сказать, что в случае Тулеева сам факт проведения выборов не сильно бы помог – он бы всё равно победил. Это неизвестно, победил бы он или нет. Двадцать лет назад он выиграл с огромным, неправдоподобным перевесом, но в результатах выборов 1997 года сомнений нет. Но так ли он был популярен через двадцать лет? В последние десять лет Кемеровская область постоянно отмечалась экспертами по выборам в качестве региона с масштабными фальсификациями. Выборы с фальсифкациями правильных стимулов для политиков не создают.

Как показали прошедшие годы, отмена выборов – механизма, который реально работал – никак не укрепила вертикаль исполнительной власти. Вертикаль укрепилась за эти годы по другим причинам – прежде всего, за счёт увеличения ресурсов у федерального центра и «федерализации» федеральных органов. А некоторые проблемы – например, возможность полного отрыва от реальности – как это произошло с Тулеевым – прибавились.

Про губернатора, который зависит от воли избирателей, не ходило бы слухов, что он, возможно, уже умер – как ходило про Тулеева в прошлом году. Губернатор, который отвечает перед избирателями, набрался бы сил и мужества появиться на месте трагедии. Не стал бы произносить слов о «пиариться на трагедии». Не стал бы обращаться с извинениями к президенту страны, забыв о тех, для кого он работает. И, может быть, назначая своих заместителей, обратил бы внимание на их компетентность.Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Смело входили в чужие столицы

В Вашингтоне теперь есть Boris Nemtsov Plaza - площадь Бориса Немцова и дом #1 на ней. Как это часто стандартно делается в американских городах, берётся существующая улица в центре - в данном случае, кажется, Wisconsin Ave, и части существующей улицы даётся почётное имя. В дома, которые расположены на этой части, можно посылать письма по обоим адресам - и по первому, и по почётному. В Чикаго есть десяток таких участков в центре, названных в честь выдающихся местных деятелей последних пятидесяти лет. Если делать по-другому, то получится, что никаких новых имён в центре не может появляться - новые имена могли бы появляться только на окраинах.

Я помню как в 1990-е меня восхитило решение проблемы "возвращения имён" в Воронеже. Вместо того, чтобы возвращать имена улиц, не спрашивая население (как это было в Москве), просто добавили новые - восстановленнные имена - к существующим, советским. Никакой путаницы из-за этого не возникает (в теории может возникнуть, но на практике никто на путаницу не жаловался), а с электронными базами данных дополнительные издержки (почта, полиция, и т.п.) минимальны. Издержки, конечно, есть - но это совсем небольшая плата за то, чтобы не превращать решение вопроса в политическое насилие. В Москве переименования не вызвали особых споров, но в "красном поясе" раскол был более острым и более равномерным и Воронеж (и другие города, которые сделали так же) подал пример цивилизованного и изящного решения.

И вообще - вот подумать. Мне бы, например, хотелось бы, чтобы в центре Москвы были улицы Кеннеди, которого, наряду с Черчиллем, я считаю одним из важнейших глобальных лидеров прошлого века, де Голля, Ганди, Гавела, Манделы...  Но мне было бы жалко Ильинки, Варварки, Волхонки даже для Кеннеди. Даже двух кварталов Остоженки жалко. Даже Малого Знаменского переулка. Но я бы не возражал, если бы, скажем, два квартала вдоль Остоженки имели бы вторые, почётные таблички в честь Кеннеди. Собственно, я думаю, когда-нибудь что-нибудь такое и появится. Всё-таки герой войны, жертва террориста.

Андрей Илларионов, экономический публицист с даром "анти-Мидаса" (прикосновение к теме превращает тему в токсичный продукт, к которому все остальные опасаются прикасаться), написал несколько полотен с объяснениями, почему "площадь Бориса Немцова" - нечто ненастоящее. Как всегда у Илларионова, бочка манипуляций и вранья присыпана сверху чайной ложкой правды. Поскольку каждого, кто критически упоминает записи Андрея, с головой покрывает новый поток, ему не отвечают, когда нужно отвечать. Помню, как бывший министр гайдаровского правительства, из настоящих реформаторов, отвечавших за самую непопулярную, политически неблагодарную сферу, и ничего и никого не боявшийся в очень трудные годы, через двадцать лет дрожал в ожидании реплики Илларионова, бессмысленного болтуна, что двадцать пять лет назад, что сейчас - потому что хамство, напор, неуважение помогают подавить оппонента, даже если нечего сказать по существу. Так же и в истории с площадью Немцова. Мол, основная цель у тех, кто добивался переименования была - сделать так, чтобы у российского посольства в Америке был адрес по улице Немцова. А если это не удалось - то "мыльный пузырь". Мне кажется, это просто какая-то дурь из времён "холодной войны", когда эти фокусы - переименовать улицу, на которой стоит посольство другой страны в имя политического заключенного или какого-то оппозиционера, практиковались всеми сторонами. Кому это нужно вообще? От того, что посольство стоит теперь на площади Немцова - только хуже; то, что оно может спокойно пользоваться адресом по Wisconsin Ave - правильно.

Немцов для России - важная фигура в новейшей истории России. Его убийство - одно из самых тяжёлых событий в России в XXI веке. В Москве есть Немцов мост (и нет ничего страшного, если кто-то продолжает называть его Большим Москворецким) и очень хорошо, что теперь в Вашингтоне есть площадь с его именем. Хорошо, если будут мемориалы в других столицах мира.

Клубы и модели

Программа "футбольной конференции", которую проводят РЭШ, КФУ и Вышка в Казани 23-24 июня. Я сам буду выступать с теоретической моделью Financial Fair Play, статьей, написанной совместно с Севой Грабарём. "Теоретической" - хорошо бы знать хотя бы разделы 19А-С в MWG (равновесие Эрроу-Дебре-Раднера).

Тех, кому приходилось моделировать "общее равновесие", не удивит, наверное, что довольно сложно получить результат, показывающий влияние финансовых ограничений на "конкурентный баланс" (допустим, параметризованный "кривой Лоренца/индексом Джини"). Даже для американских спортивных лиг, которые устроены относительно просто и изучены очень хорошо, я не видел модели, которая бы показывала, что финансовые ограничения усиливают конкуренцию. Хотя это, наверное, правда и вводятся они отчасти именно для этого.

Вообще хороших моделей конкуренции, не только спортивной, но и финансовой,  в спортивных лигах я не видел - неудивительно, потому что в нормальных отраслевых рынках не бывает таких экстерналий. В любой естественной модели стратегической конкуренции выбывание конкурента - это однозначно дополнительная прибыль для тех, кто остался на рынке. В спортивных лигах, в которых прибыли зависят от конкуренции, это не так. Соответственно, негде взять хорошую модель, чтобы использовать для прикладной дискуссии.

В прошлый раз, когда я был в Казани, выступал в КФУ с научно-популярной лекцией про еврозону и было здорово - много народу и прекрасная аудитория. Я и в этот раз расчитываю на интерес, хотя эта конференция, конечно, чисто академическая.

Взвешен и найден лёгким

Конечно, я сильно ошибся осенью, прогнозируя относительно лёгкую победу Хиллари Клинтон над Трампом. Но всё-таки что-то относительно Трампа было написано правильно - в колонке 11 сентября, объясняя, что с Клинтон будет проще иметь дело, я написал, что Трамп "интересуется внешней политикой в той же степени, в какой они интересуются телесериалом; высказывания Трампа про Путина в точности аналогичны одобрению каких-то телеперсонажей." И вот последние заявления Трампа про Крым - это в точности из этой серии. Геополитика по пачке "Беломора". "Россия должна вернуть Крым Украине." Так можно было бы сказать "бастард Болтон должен вернуть Винтерфелл наследникам Старков"... Администрация Обамы, конечно, тоже не признавала присоединения Крыма к России. Но не признавать присоединения и считать, что конфликт должен быть как-то разрешён - это совсем не то же самое, что просто говорить "вернуть" как будто это пограничная деревня, а не два с половиной миллиона человек и проблема невероятной сложности, что для России, что Украины. И это не от глупости - это просто потому, что администрации Трампа, по-настоящему, мир за пределами Америки не важен.

Опилки есть и жизнь не утихает

Институт плохих решений

Жизнь «так себе» складывается из множества мелких действий вроде сноса ларьков

За неделю, прошедшую со сноса ларьков в Москве, про это мероприятие было написано столько правильных слов, что экономисту почти нечего добавить. Конечно, объявлять официальные разрешения «бумажками» без решения судов и тем более вопреки этим решениям – неправильно. Это худший возможный сигнал о качестве институтов: если права собственности могут быть нарушены «по праву сильного» – того, кого сегодня и сейчас слушаются бульдозеристы и полицейские, – значит, институты защиты прав собственности совсем слабые. С коррупцией или без, но какие-то правила игры складывались в Москве два десятилетия. Пусть эти правила были несовершенными – и отставали бы от правил игры в развитых странах на 10 лет, но теперь-то, после того как наследие 20 лет хоть какого-то развития разрушено, снова отстают на тридцать...

Можно от этого тезиса (снос ларьков – это разрушение хоть как-то работающего института) перейти к более абстрактным. В последние годы подобные разрушения наблюдаются повсюду. Конечно, Донбасс, Крым, а раньше Осетия были ранами, образовавшимися при распаде СССР. Однако за 20 лет они кое-как затянулись, и, казалось бы, все усилия надо было прилагать, чтобы они заживали, а не возвращать заново в состояние 1991 г. Так же и с ларьками. Они появились не от того, что предыдущий мэр считал их украшением города, а потому, что при существующем устройстве рынка – например, из-за того, что множество магазинов находилось не там, где это удобно покупателю, – создавались большие возможности для одновременного увеличения прибыли продавцов и качества жизни покупателей. Если бы ларьки не были выгодны покупателям, те ездили бы в торговые центры или платили больше в магазинах и ларьки не надо было бы сносить – они бы разорились и исчезли сами собой.

Не были красивыми? Интересно, откуда такая уверенность, что то, что делает жизнь лучше, должно быть особенно красивым? В Цюрихе и Берлине нет ларьков? Догоним Швейцарию и Германию по уровню жизни – можно будет убирать ларьки. В США производится (и потребляется) на душу населения в 2,5 раза больше, чем в России, но в кампус Чикагского университета, один из самых красивых университетских кампусов в мире, каждый день приезжает несколько частных киосков, продающих еду (хотя в кампусе несколько больших столовых и множество кафе). Если продавцам хочется продавать, а покупателям покупать – можно и потерпеть внешний вид.

Думаю ли я, что у сноса ларьков будут какие-то серьезные прямые последствия? Нет, не думаю. Скорее всего, это одноразовый налог на владельцев – им придется продавать те же самые товары в каких-то по-новому построенных и организованных торговых центрах (заплатят за это строительство те же самые люди, что оплатили работу по сносу, – жители Москвы, ведь у московского бюджета нет никаких других денег, кроме денег москвичей). Однако точно так же, как экономический рост и счастливая жизнь складываются из небольших, незначимых в масштабе страны усилий предпринимателей, и отсутствие роста и жизнь так себе складываются из таких мелких, незначимых в масштабе страны действий, как снос ларьков в Москве.

Читать эту же колонку на сайте "Ведомостей"


Дополнительные материалы:

Параллельное мнение (из параллельного класса)

Пушки и масло

Прекрасная статья Евсея Гурвича в "Ведомостях", аккуратно объясняющая, почему все разумные экономисты сдержанно или просто отрицательно воспринимают события последних месяцев. Экономист (не только Е.Т., но экономист вообще) не может ответить на вопрос "нужен ли России Крым?", точно так же как не может ответить на вопрос "нужна ли вашей семье машина"?. Сначала нужно задать уточняющий вопрос, в котором вся суть - "за какую цену?".

Например, если бы меня спросили, хочу ли я посмотреть финал Лиги чемпионов в Лиссабоне, чтобы я ответил? "Смотря за сколько". За 15 тысяч рублей (включает все расходы) - "очень-очень хочу", за 40 тысяч - "хочу, конечно", за 60 тысяч - "ну, хочу", за 100 - "пожалуй, нет", а, скажем, за 300 тысяч - "ты чё, сдурел?". Ну и так про всё, в том числе и про присоединение Крыма. Мало ли что, что что то "хорошо" или "приятно", Если это стоит дорого, то от этого приходиться отказываться. Миллионы москвичей могли бы купить "Феррари", продав квартиру, но они этого не делают - и это не значит, что им не нравится "Феррари". Очень нравится, но, взвешивая плюсы и минусы, они видят, что от покупки "Феррари" лучше отказаться...

А Крым все бросились "покупать", потому что не понимают, что эта "покупка" - в кредит и под большой процент. Гурвич и объясняет, в чем заключаются эти издержки и, заодно, издержки "статуса сверхдержавы".  

UPD: [Неравнодушный] отклик Максима Соколова в журнале "Эксперт".

Субботний вечер в тихом городке

Неожиданная лекция в субботу в Киеве. Про Еврозону, научно-популярная – в Москве и Казани она проходила «на ура». Получилось неожиданно – я давно обещал Polit.Ru выступить в Polit.ua в Киеве, а тут оказался свободный вечер в субботу. В Киев я еду на полтора дня – на встречу руководства Киевской школы экономики, в которой я вхожу в International Advisory Board (и про которую думаю, что это настоящее чудо), а в субботу вечером хотел пойти с Володей Федориным, знаментитым московским, а впоследствии киевским журналистом – он, в частности, запустил украинский Forbes и сделал его по-настоящему центральным журналом – на матч «Динамо» Киев, моей с детства любимой команды. А матч, оказывается не в субботу, 5-го, а в воскресенье, 6-го, когда уже надо быть в Москве. (На самом деле я не такой невнимательный как может показаться – на некоторых сайтах матч до сих пор стоит 5-го; что он 6-го я обнаружил только когда собрался покупать билеты.) Короче, вечер субботы оказался свободным – так что, пожалуйста – чешская ресторация (нет, еды во время лекции не будет) «Старомак» (2-й этаж), ул. Артема 37-41, 5 октября, 17-00. «Еврозона. Записки патологоанатома. Release 2.0»

Ночь близка, путь далёк, непогода на дворе

Выступления лауреатов Гайдаровской премии на экономфаке МГУ прошло прекрасно. Было много народу - в новой поточной аудитории, рассчитанной на 700+ человек, 150 выглядело как "немного", но 150 человек в Москве на таком мероприятии - прекрасная цифра; народ был самый хороший - студенты и профессора, от СБ ВШЭ-РЭШ и других факультетов Вышки до, конечно, "хозяев площадки". Сергей Коковин, Дмитрий Макаров и Мария Петрова (по Скайпу) прекрасно рассказали о работах, получивших премию - про слайды Димы Макарова я ещё отдельно напишу. Сейчас о другом.

Пока лауреаты выступали, я переживал по поводу афиши, которую видел в холле экономфака - про моё выступление в ProScience театре 30 сентября. Ну, допустим, "как понимать экономику", но почему "интеллектуальное кабаре?!" Я не то что, в кабаре не выступал, я его видел-то только в старинном фильме Боба Фосса...

Мой план на 30 сентября состоял в том, чтобы рассказать - в три отрывка по 15 минут - свой ежегодный нобелевский прогноз по экономике. У меня бывало и по пять вариантов, а тут будет три.

1. За теорию эндогенного роста (Пол Ромер и кто? Или Барро и кто? Мэнкью? Или "тёмная лошадка" типа Агиойна и Ховитта? Или, наконец, захотят быть как физики и тогда - Асемоглу - в сорок пять?)

2. За основания современной теории международной торговли (премия 2008 года ушла хорошему человеку, но Хелпман и Диксит заслуживали её не меньше)

3. За понимание природы коррупции (Таллок и Крюгер устали ждать...)

.... И так я переживал по поводу "интеллектуального кабаре", пока Сан Саныч Аузан, декан факультета, хозяин площадки, не прошептал мне, что он уже выступал в ProScience театре в начале сентября и было у него не 15 минут и, тем более, не три раза по 15, а всего-то 10. И всё было прекрасно.

Тем временем, Thomson Reuters уже выкатили свой нобелевский прогноз на 2013 год и с моим он почти не пересекается. Вторая их версия (Пелцман-Познер за теорию регулирования) завораживает, конечно...

Конкуренция, лоббисты и отношение к риску

Описал в колонке в Slon.ru достижения лауреатов Гайдаровской премии 2013 года, лекции которых состоятся завтра в 19-00 в новом здании Экономфака МГУ. Надо сказать, популярно описывать работы, даже представляющие большую научную ценность, может быть довольно сложным делом, а тут все три работы не очень-то легко пересказываются. В науке достижение - это "добавленная стоимость", новое понимание по сравнению с тем, что понимали раньше. Как рассказать про "добавленную стоимость" широкому читателю, если для того, чтобы понять то, что понимали раньше, нужно учиться несколько лет? Завтра, когда лауреаты будут рассказывать о своих работах, они будут обращаться к продвинутой аудитории - как минимум, студентам-экономистам.

Скоро семь, пока три

Интересно, когда-то же я начну анонс нашего семинара (Общемосковского семинара ВШЭ-РЭШ по политической экономике) – «в следующий вторник открывается 20-й сезон нашего семинара». С одной стороны, до этого ещё далеко – пятнадцать лет, с другой – семинар уже существует давно и успешно, четыре года.

Очередной сезон открывается статьёй одного из руководителей семинара, Алексея Захарова, написанной совместно с Тоддом Капланом из Экзетера: “Candidate uncertainty and electoral equilibrium: an experimental study”. (По ссылке там слайды - я сам не вчитывался, но фотографии Альенде и Навального в "мотивационной" части презентации.)

Идея состоит в том, чтобы экспериментально – в лабораторном эксперименте – проверить, как меняются предвыборные платформы политиков в зависимости от того, насколько важен выигрыш с максимально большим перевесом. (Важен он или не важен в жизни зависит от конкретной избирательной системы.) Теоретически, если нужен больший перевес, надо смещаться сильнее в сторону оппонента. Интересно, как коллеги учитывают меньшую вероятность поддержки «своих» экстремистов в этом случае…

24 сентября и всегда по вторникам в 18-30 на Шаболовке, 26.