Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

(no subject)

Logo

Футбол без ненависти

9 июля 2018 года

В XXI веке футбольные матчи между национальными сборными перестали быть «сублимацией войны». 40–50 лет назад игры между англичанами и немцами вызывали сравнения с событиями Второй мировой. 30 лет назад победа голландцев над теми же немцами в полуфинале чемпионата Европы казалась кому-то реваншем за поражение в той войне. (Нейтральные Нидерланды были оккупированы Германией.) Этого больше нет. Отдельные высказывания, в которых футбольные результаты привязываются к военной истории, выглядят нелепо. Для подавляющего большинства тех, кто смотрит футбол, эти сравнения не просто неуместны – они не связаны с реальностью. Болея за наших, мы ждем не реванша за лето 1941 г., падение Севастополя, захват Москвы или Пскова, а просто победы над сильными сборными – Германии, Англии, Франции или Польши. Субботнее поражение от Хорватии в четвертьфинале не становится горче из-за каких-то посторонних, исторических аллюзий. Если после такой замечательной игры и есть горечь, то только от того, что победа – в честной и справедливой игре – была так близка.

В этом нет российской специфики – во всем мире матчи сборных перестали восприниматься как маленькие войны. Отчасти это связано с тем, что последняя большая война была очень давно – тех, кто ее помнит, уже совсем мало. Главные национальные вызовы сегодня не связаны с военными угрозами, а главные успехи – с военными победами. Отчасти новое восприятие связано с глобализацией мирового футбола. Как могут сохранять ненависть болельщики разных стран, если лучшие игроки их сборных выступают за одни и те же клубы? Сотни миллионов людей по всему миру связаны любовью к «Барселоне», «Реалу», «Интеру», «Баварии», «Челси». Неудивительно, что болельщики сборных-соперников вместе гуляли по улицам российских городов во время чемпионата мира и мирно сидели на трибунах – с одним и тем же пивом, «Кока-колой» и тульскими пряниками в руках.

Отчасти «мирному тренду» помогает коммерциализация – футбол в наши дни невероятно прибылен, а войны, даже самые локальные и мирные, разрушают единый рынок и снижают доходы. И клубам, и сборным невыгодно, чтобы на стадион приходили те, кто может подраться с болельщиками другой команды, – такие люди и сами платят мало, и тех, кто приходит с семьями, отпугивают.

В 1945 г. Джордж Оруэлл, гениальный английский писатель и эссеист, один из литературных титанов ХХ века, назвал спорт, в колонке по поводу тура московского «Динамо» по Великобритании, «войной без стрельбы». Оруэллу показалось, что спортивные состязания не могут сблизить нации, а спортивный дух только разделяет людей. Спорт второй половины ХХ в. поставил эти тезисы под сомнение – футбол Пеле, Беккенбауэра, Кройфа, Марадоны создавал общемировое пространство. А футбол XXI в. так и просто Оруэлла опроверг – можно с замиранием сердца следить за усилиями твоей сборной и никого при этом не ненавидеть.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Дополнительные материалы:

Эссе Оруэлла 1945 года

Удачная шутка журнала "Россия в глобальной политике на острую тему

Он сипит как сто сифонов...

Про футбол, но не про чемпионат мира. Про вечные ценности, но ценности личные.

Очередной июнь, очередной Кубок РЭШ по футболу. После трёх чемпионств за четыре года, включая прошлый год, наша команда NES Champions заняла второе место. Во втором тайме финального матча мы вели 2:0, но пропустили два гола и проиграли по пенальти. Эти два гола были первыми пропущенными во всём турнире! - предыдущие пять матчей закончились 4:0, 5:0, 1:0 в группе, 3:0 (1/4), 2:0 (1/2). Вронский вот тоже расслабился в подобной ситуации...

Конечно, я играю неглавную роль в нашей команде - все-таки многие участники турнира родились после того, как я забил свой первый гол в турнирах РЭШ (осенью 1995 года - тогда это был просто матч студентов-магистров против сборной преподавателей). В команде победителей были такие! Но я забил и в этом году два гола - один из них важный - в матче, который закончился 1:0. Получил мяч от Кости Гурьева, лучшего футболиста в истории РЭШ и лучшего бомбардира турнира пятый год подряд, проскочил мимо защитника и ударил мимо вратаря. Как раз из бакалавров, которые ещё не родились двадцать лет назад...

А в финале не повезло. Я и так играл с заморозкой уже две игры, а тут ещё один из лучших защитников получил травму. Пока мы разбирались как встать, счёт сравнялся. В серии пенальти я в этот раз не бил - потому что ушибленная нога просто отваливалась.Но соперники по делу выиграли - новые юные (один из них школьником смотрел мой курс по микро на Курсере...) чемпионы продемонстрировали чемпионский характер. Так что все хорошо. Вечные, говорю же, ценности.

Прогноз и теория, на которой он основан

Вчерашний разговор о футболе и политике на Эхе оказался живым, но мирным - у меня никогда не было такого мирного эфира с Евгенией Альбац. Сергей Бунтман, главный "домашний" эксперт Эха по футболу и Роберт Эдельман, профессор истории в UCSD, написавший монографию о московском "Спартаке" - люди и сами по себе спокойные, но главный фактор, конечно - это сам футбол.

В эфире Женя спросила про прогноз. Кто будет играть в полуфинале? Кто в финале? Прогноз будет, но у меня есть и некоторое обоснование.

Моя футбольная карта мира выглядит примерно так:

Есть "высшая категория" - три страны, у которых всегда сильные сборные. Они всегда являются претендентами на победу. Это Германия, Бразилия и Италия. Италии нет на этом чемпионате мира, но это случайность, не меняющая общее правило.

Есть "первая категория" - сборные, у которых периодически бывают "сильные поколения", когда лет на 5-10 появляется сразу несколько игроков мирового уровня. Это происходит каждые 15-20 лет, как раз соответствуя человеческим поколениям. Таких сборных около десяти: Аргентина, Франция, Испания, Уругвай, Голландия, Англия - первая половина десятки - и Португалия, Россия, Чехия, Венгрия, Швеция - вторая.

Конечно, границы этих категорий расплывчаты - я могу представить, что кто-то перенесёт Аргентину в "высшую", а Россию, Чехию или Венгрию - вычеркнет из "первой". Но суть проста - есть сборные, которые всегда претенденты, и есть сборные, которые претенденты, когда у них есть сильное поколение.

Вот часто можно увидеть мнение, что Англия победила один раз - из-за того, что проводила чемпионат дома. Но, хочу заметить, такого поколения как тогда - с Чарльтонами и Гривсом (что это должна была быть за команда, отправившая перед финалом в запас лучшего бомбардира в истории английского футбола?!) - у Англии больше никогда не было.

В соответствии с этой логикой, претенденты на победу на российском чемпионате мира - Германия, Бразилия и те из "первой категории", у которых есть "сильное поколение": Франция (про это нет сомнений), Аргентина (хотя в этом поколении непропорционально много форвардов - не из-за глобализации ли футбольного рынка?) и, с некоторыми оговорками, Испания ("великое поколение" ещё не до конца сошло) и Португалия.

К слову, эта же теория даёт нерадостный прогноз относительно нашей сборной: наши "пики" были в 1960-66, 1986-88, 2008 и, значит, мы сейчас ровно в нижней точке цикла.

Так что финал, который я предсказал в ответ на вопрос ведущей - Германия - Франция, а про полуфинал... Что ж, есть одно правило, которое частов выполняется уже лет сорок - в полуфиналах чемпионата мира есть "черная лошадка". Польша-82, Бельгия-86, Болгария-94, Хорватия-98, Турция-02, Уругвай-10 (Уругвай у меня включен в "первую категорию" за былые заслуги). Бельгия-18? И за это любим футбол - за шанс для "чёрных лошадок". За то, что он есть. И за то, что он, на самом деле, призрачный.

Десять лучших голов на чемпионатах мира

Ближайший месяц я собираюсь писать в основном о футболе, если что. В Facebooke я чуть больше пишу - сюда я копирую длинные записи, а они вовсе не всегда длинные.

Вот, по итогам некоторых размышлений, 10 лучших голов на чемпионатах мира по моему мнению. Этих списков бесконечно много и, хотя некоторые голы встречаются чуть ли не во всех, никакого объективного мнения быть не может. Я пытался учесть два фактора – во-первых, красоту, а во-вторых, важность. Есть чудесные голы, забитые в групповом турнире – и нередко командами, которые дальше не прошли, но это, на мой взгляд, повод не включать их в список. Должно быть красиво, и должно быть важно.

В моём списке 10 нет порядка – то есть первые не ценнее последних и наоборот. Просто десять лучших голов чемпионата мира.

Гол Пеле шведам в финале-1958. Надо понимать – это шведы-фавориты, счет всего 2-1, а Пеле – семнадцать лет. И всё-таки он решается продемонстрировать удивительную технику. Старые голы выглядят чуть хуже, чем нынешние - они сняты с 1-2 камер, но настоящий ценитель сумеет представить гол и в другой перспективе.

Денис Бергкамп забил три или четыре из десяти самых красивых голов в истории футбола. Но этот гол аргентинцам – еще и на 90-й минуте, при равном счёте, в ¼ финала в 1998.

Диего Марадону надо бы гнать из всех рейтингов за жульничество, но гол в ворота англичан в ¼ в 1986 был прекрасен. Да и вообще – Марадона вытягивал в финалы такие команды, в которых Пеле и Месси, разрыдавшись на тренировке, не вышли бы на поле. Может, и гол Каниджи бразильцам в 1990-м сюда записать – сделал-то его Марадона...

Гол Робина Ван Перси испанцам, 2014. Касильяс в рамке, великие Пике и Рамос в защите. И это при счете 1:0 в пользу испанцев, когда еще неясно, что гегемония испанцев, обладателей невиданной последовательности титулов, оп, и кончилась.

Гол Эдера в ворота сборной СССР, 1982. Той же ногой, не давая опуститься! Лучший вратарь мира не шелохнулся. Там и первый год был раскрасавец, но это просто редкое мастерство. Да все голы боазильцев что в 1982-ом, что в 1986-ом (Жосимар!) были как на подбор – и это специальная память, что команды Теле Сантаны ничего не выиграли.

Гол Круиффа бразильцам, главным фаворитам тех лет, в 1974-ом. Может, покажется чуть невыразительным, но посмотрите повнимательнее как чётко развивается атака голландцев и как Круифф завершил атаку не головой, ногой.

В списке из десяти голов должен быть хотя бы один – мощным дальним ударом. Пусть будет Василий Рац, 1986, французам, действующим чемпионам Европы и будущим полуфиналистам. Ван Бронкхорст-2010, Сократес-1982 и оба гола Жосимара-1986 были не хуже, но гол Раца роднее…

Гол Карлоса Альберто в финале-70. Этот гол был неважен – счёт был уже 3:1 в пользу бразильцев и шансов у итальянцев не было. Но тут и команда удивительная, и комбинация блестящая. Почти как гол Блохина в финале Кубка кубков-86.

Ари Хаан поймал Дзино Дзоффа (как Буффон, только играл подольше), выведя голландцев в финал ЧМ-1978. (https://www.youtube.com/watch?v=FxVOCDGmnS0) "Финалистом" здесь будет замечательный гол Беланова бельгийцам в 1986. И вратарь Пфафф был отличный, и "девятка" идеальная и "Золотому мячу" Беланова это помогло, но - нет, наши тогда проиграли.

Клаус Фишер в дополнительное время эпического полуфинала-82. Ну сколько, в самом деле, можно говорить про красивый, но не значимый велосипед Негрете? А Фишер сравнивает счёт во второй половине дополнительного времени – и Германия выиграет по пенальти.

Экономика борьбы со спекуляцией билетами

Вчера РБК опубликовало большое расследование о работе спекулянтов на ЧМ 2018. Статья отличная, но основной экономический аспект борьбы со спекуляцией остался в тени. Можно подумать, что борьба со спекуляцией билетами - это в основном быстрое закрытие площадок с помощью исков и облавы на местах. Нет, основной метод борьбы со спекуляцией билетами, что в театре, что на футболе - это правильное выстраивание "градиента цен" при первичной продаже и нормальная организация "вторичного рынка". ФИФА сделала, при существующих "политических ограничениях", очень эффективный "ценник" - поэтому размах спекуляций не так велик.

Экономика борьбы со спекуляцией – это сложный предмет. Посмотрите давний (но прекрасный) обзор по теории аукционов или стандартный учебник – чтобы увидеть, сколько сложностей уже возникает при начальном размещении. Хороших рабочих моделей «аукцион + вторичный рынок со стратегическими игроками» пока не существует, это сложно. Тем не менее, есть два центральных, ключевых соображения в экономике спекуляций, которые, при правильном учёте, решают проблему в первом приближении.

Первое: для того, чтобы спекуляции были возможны, нужны, исходно, дешёвые или бесплатные билеты. Такие билеты, которые при рыночной продаже стоили бы существенно дороже. Я знаю, что неэкономисту это кажется неинтуитивным, но это так. Без субсидированных билетов спекуляции будут минимальными.

Второе: важно отсутствие ликвидного вторичного рынка. Если бы он был, маржа спекулянтов была бы слишком маленькой, чтобы рисковать. Соответственно, любая эффективная борьба со спекуляциями включает механизмы перепродажи для тех, кто билет купил, а потом хочет от него избавиться. Помните мой «либертарианский лифт» при обсуждении того, как авиакомпании продают больше билетов, чем мест в самолёте ? Вот та же самая экономика.

Но, главное, это именно первое – без «субсидий» массовых спекуляций не будет. Надо понимать, что «субсидированный» билет может быть по-прежнему дорогим. Например, если билет на финал для сотрудников корпоративных спонсоров ФИФА стоит 1000 долларов, а при аукционе он продавался бы за 3500, то этот тысячедолларовый билет – это «социальный», спонсированный билет. Принципиально - что есть билеты, которые спекулянт может получить в разы дешевле ожидаемой рыночной цены. То есть так или иначе субсидированные.

Я помню как в 2001 году разговорился с кассиром/администратором любимого театра, Театра Фоменко – потому что там нужно было приезжать в какой-то день месяца, стоять в живой очередь и это был единственный способ купить билеты. И я, впервые задумавшись, объяснил, насколько это неэффективно – конечно, человек, у которого есть деньги и который редко ходит в театр (то есть он готов заплатить относительно много, но не готов стоять несколько часов в живой очереди), должен иметь возможность купить билет «всегда». То есть должны быть места по 300, 500, 1000 долларов – как раз для таких людей. И правильный «градиент» будет таким, что вверху места всегда будут оставаться.

Администратор разумно сказал, что в таком случае в зале всегда будут пустые места. (В «Отраслевых рынка» Тироля сразу несколько моделей изящно иллюстрируют, почему это так.) Что плохо по другим соображениям. Правильно, поэтому нужно дополнить правильный градиент цен живой очередью на свободные места перед спектаклем – для тех, кто готов рискнуть не попасть за то, чтобы попасть бесплатно. Сейчас в театре Фоменко действует именно такая система – не потому, конечно, что я её объяснил администратору, а потому что это стандартная схема, опирающаяся на элементарную теорию отраслевых рынков и используемая, в разных вариациях, по всему миру. А вот то, что перед Большим театром по-прежнему есть спекулянты – поверьте, это означает, что где-то у кого-то есть доступ к «социальны» билетам.

Ещё одна такая же, в смысле экономической модели, история была у меня с РЖД. Одна крупная корпорация решила позвать меня в качестве выступающего на ПМЭФ. Решила в последний момент, видимо, заменить кого-то. И выяснилось, что билетов на «Сапсан» уже нет. Сотрудник мне сказал, что все решилось так – гендиректор корпорации позвонил Якунину (я в это не верю – надеюсь, заместитель позвонил заместителю) и они выделили билет из его «брони». Но это же бред – экономисту ясно, что это указывает на неэффективность ценника «Сапсана». Всегда должен быть такой «высший», «супербизнес» и т.п. класс, на который всегда есть билеты. (Тут проще чем с театром, потому что предельные издержки пустого места относительно низки.) Конечно, эта конкретная неэффективность неслучайна. То, что попадает в «бронь гендиректора» - это и есть «субсидия», она же разница между рыночной ценой и официальной, в неденежном эквиваленте.

То, что для спекуляций нужны бесплатные или дешёвые билеты, можно сказать по-другому. Спекулировать дорогими билетами рискованно. Представьте, что спекулянт ожидает, что цена билета на матч на чёрном рынке будет 5000 долларов. А самый дешёвый билет стоит 2000. Это большой, с учётом всех факторов, риск. А вот если цена билета на матч ожидается в 800 долларов, но есть «социальные» билеты по 20 (например, для каких-то категорий сотрудников), то это – гораздо более перспективный для спекулянтов бизнес.

Для чемпионата мира ФИФА сделала четыре категории билетов, выстроив довольно крутой «градиент цен». Именно поэтому «маржа», по сообщениям РБК, относительно невелика. К сожалению, по политическим соображениям (многие из которых вполне легитимны) раздаётся, как я понял, достаточно много субсидированных билетов и поэтому приходится задействовать юристов, полицию и другие службы, чтобы бороться со спекуляциями.

В ожидании голо

Вот что определённо супер в отношении надвигающегося чемпионата мира по футболу – я ничего не жду от нашей сборной. Нет, я буду за неё переживать, ждать гола до последней минуты, ругаться, что Дзагоева удалили... Однако, и это определённо – я скажу «но этого не ожидал» только если они проиграют все три матча. Если будет одно очко – это уже будет «так и знал». Если выйдут из группы – для меня это будет праздник, «спасибо, не ожидал», «молодцы», обещаю.

В "Футболономике" Купера и Шиманского есть длинное обсуждение, с цифрами в руках, того, как англичане оценивают шансы своей сборной перед важными турнирами. Сильно завышают ожидания, коротко говоря. Вот и я решил вспомнить - чего там я лично ожидаю от наших перед чемпионатом мира.

Для меня история ожиданий перед чемпионатами мира началась за четыре долгих года до 1986-го, в 1982-ом. Родители практически не смотрели футбол и мне от того чемпионата достались только концовка Аргентина-Бразилия, когда удалили Марадону и Бразилия-Италия. Не худший, кстати, момент в истории футбола. А про нашу сборную я услышал в троллейбусе на утро после игры с Польшей – все говорили про Блохина – я почти ничего про футбол не знал, но знал, что наш лучший футболист делал что-то не так, но его не то что осуждали – все как будто удивлялись.

Потом я прочёл, что там было – для выхода в полуфинал нашей сборной нужна была победа над Польшей, но играла она так, как будто ей была нужна ничья. И Блохин, лучший футболист тех десятилетий, впервые попавший на чемпионат мира, сорвался – кричал на партнёров, пытаясь гнать их вперёд. Потом же я узнал, какой идиотизм творился в футбольном начальстве в те годы – на чемпионат мира поехали, в качестве старших тренеров, тренеры трёх ведущих клубов страны! Из них двое – самые, возможно, непримиримые футбольные противники 70-80-х. Один из них был назначен главным, но, говорят, после неудачного начала в группе, был, фактически понижен до равного с двумя другими. Не зря в очень смешной юмореске Хазанова тренера сборной СССР сначала меняли за 8 минут до конца решающего матча, а потом ещё раз – перед последним ударом в серии пенальти...

Перед чемпионатом мира 1986 года такого бардака не творилось, просто главного тренера, который вывел сборную на чемпионат мира, сняли с должности за месяц до начала турнира. Нет, не за три дня и не по ходу – за месяц. Начальство было, правда, в сложном положении – сборная играла уныло, на чемпионат мира вышла тяжело, а лучшая команда страна, киевское «Динамо» за пять дней до этого выиграло Кубок кубков, всего в третий раз в истории нашего футбола. И не просто выиграло – оно разгромило всех соперников по пути к финалу, включая, в самом финале, «Атлетико» Луиса Арагонеса. Невозможно было не назначить Лобановского, тренера киевлян, но у меня лично завышенных ожиданий не было – я думал, будет обычная наша сборная.

А сборная 1986-го года оказалась невероятным восторгом – её до сих пор вспоминают все, кто видели. Она играла не по-советски – всем нашим командам в 1980-е была свойственна осторожность, если не сказать трусость – поэтому отдельные отклонения, типа «Астон Вилла» - «Спартак» в Лондоне, казались чудом. И вот мексиканская сборная СССР была таким невероятным, атакующим, искрящимся чудом. Она и вылетела так, как вылетали в те годы Бразилия, Франция, Дания – случайно, красиво, трагически. Я впервые посмотрел голы бельгийцев через тридцать лет (матч показывали в записи и я не стал смотреть) - так это было красиво и трагично.

Впрочем, к осени 1986-го всё было учтено и «красная машина» с костяком из киевского «Динамо» и блестящими вкраплениями из «Спартака» и «Динамо» Минск проехала, за два года, по Франции, Англии, Италии и затормозила только перед Голландией Гуллита-Райкаарда-Ван Бастена (нет, это не стыдно), заняв второе место на чемпионате Европы. И вот после этого, один только раз в моей жизни, были завышенные ожидания перед чемпионатом мира в Италии. Один раз, когда можно было думать «полуфинал», «финал». И не получилось снова случайно и трагически – Марадона рукой вынес мяч из ворот, а судья не заметил,  наши сами абсурдно разыграли аргентинский штрафной, пока ждали свистка, Хидиятуллин сыграл рукой в метре от штрафной, а пенальти назначили, Дасаев, лучший вратать мира, вдруг пропустил в ближний угол... И всё равно был шанс, и всё держалось на волоске, но упало.

А через четыре года, в 1994-ом, ожидания уже были адекватными. Пять лучших игроков – из самого талантливого поколения между 1980-ми и 2000-ми - поругались с федерацией из-за денег и не поехали. Чего тут ожидать? Сборная оправдала адекватные ожидания, быстренько и без шансов проиграв первые два матча, но подарив, правда, на прощание, матч, в котором Олег Саленко установил рекорд чемпионатов мира всех времён, забив пять мячей. Вообще, если вдуматься, та сборная проиграла два матча, вот те самые быстренько и без шансов, будущим чемпиону и бронзовому призёру. Осадка и обиды не осталось.

Ещё адекватнее были мои ожидания перед чемпионатом мира-98, потому что туда наша сборная не отобралась. Хотя билась – помните, какой снегопад был в октябре 1997-го в стыках с Италией? Когда Буффон впервый раз вышел за сборную? На заднем плане это мы, наверное, там флагом машем – тогда больших флагов на стадионах было мало, а у нас был, кажется, самый большой.

В 2002-ом перед матчем с Японией мы совершили ошибку. Он был в середине дня и мы втроем зашли сначала в «Седьмой континент» и чудесно накрыли на стол. Но при такой игре это не могло пойти впрок. И, вспоминая разочарование, я думаю, что, значит, ожидания были завышенными. Как-то мы интуитивно чувствовали, что, если сборная уже восемь лет на чемпионатах мира не было, то сейчас всех порвёт...

Прошли года, прошёл пик 2008 года – кубок «Зенита», чемпионат Европы, Марибор и как-то пошло вниз. И всё же в 2014-ом я ждал чего-то. От Капелло, от Акинфеева, от Кержакова. Не того, в общем, что получилось. А в 2018 я ничего не жду. Не знаю как функциональная, но психотерапевтическая подготовка прошла на пятёрку. Слава Богу, что попали на турнир. Всё хорошее – точный пас, острый удар, победа на Саудовской Аравией, ничья с Египтом, борьба с Уругваем – всё будет приятным сюрпризом. Нет, я не ожидаю радости, но как-то радостно предвкушаю, что мои ожидания окажутся заниженными.

Ми-бемоль мажор в двухчастной форме со вступлением

 

Ура - вышла колонка "Russia’s World Cup Opportunity" на Project Syndicate - одном из центров "мнений и комментариев" в мире, про то, что Чемпионат мира 2018 - прекрасное дело, и для мира, и для России. Я давно хотел так написать, но это немножко трудно в мире, где "солсбери", "сирия", "сервер" и т.п.

Миллион билетов продано в России. Это значит, что несколько сотен тысяч человек заплатили минимум по десять тысяч рублей, немалую сумму - это самый очевидный, самый достоверный признак того, что они радуются этому событию и хотят быть причастными к нему.

Те, кто футбол не любят - в этом нет ничего страшного - не хотите порадоваться за тех, кто счастлив? Не лично за себя, а за других!

И вырвался вперёд, и ей теперь хана...

Никогда бы не подумал, что средняя скорость у женщин-горнолыжников в некоторых олимпийских видах выше, чем у мужчин... Лишний повод подумать о том, много ли мы знаем о том, как правильно сравнивать преимущества полов.

Хорошо известно, что нет однозначного ответа на вопрос "есть ли у мужчин биологические преимущества перед женщинами в математике и других науках?". Чтобы ответить на этот вопрос, надо исключить влияние посторонних факторов, а это очень сложно. Можно отследить последствия прямой дискриминации, если она есть. Труднее, но можно отследить последствия эффектов типа "девочка не идёт в кружок, потому что там преподаватели мужчины". (Не потому что боится, а потому что бессознательно оценивает вероятность своего успеха условно относительно тех характеристик, по которым себя легко идентифицировать - пол, в первую очередь.) Впрочем, почему "не боится"? Я знаю факультет математики, в котором старшие коллеги поддерживают такой панибратски-хамский ("традиционный") стиль общения, что женщинам (да и обычным посторонним мужчинам) тяжело участвовать в заседаниях... Ещё труднее, практически невозможно отследить последствия того, что математический талант мальчика родители замечают чуть раньше, чем точно такой же талант у девочки. (Между прочим, наличие этого эффекта хорошо видно в моей - немалой, пусть и смещенной - выборке знакомых. Я легко могу назвать ребят-математиков, у которых в семье не было математиков или учёных-естественников, но вот вспомнить таких девочек - среди десятков знакомых женщин-математиков - что-то не могу. Одну-две, может быть.)  В давней экспериментальной работе Мюриэль Нидерле с соавторами показала, кроме того, какую большую роль играет "самооценка". Все эти факторы дают большое преимущество мужчинам в "показателях успехах", крайне затрудняя ответ на исходный вопрос, про биологическое преимущество.

Казалось бы, в спорте вопрос проще. Почти во всех видах мужчины-чемпионы выступают лучше женщин-чемпионов. Оговорка про "чемпионов" важна: лучшие женщины выступают лучше, чем 99.9% мужчин, уступая только чемпионам среди мужчин. Вопрос - связано ли это с биологическими преимуществами, прост в одних видах спорта (баскетбол) и сложен в других. Сложность состоит в том, что когда речь идёт о сравнении "чемпионов", предельного персентиля, то даже полное преимущество одного вида может объясняться очень маленьким различием в среднем по выборке. Например, если какой-то редкий тип людей в среднем выше остальных на полсантиметра, это может обеспечивать большой процент людей этого типа в "топе". Но это же означает, что минимальное различие в "окружающей среде" (не биологические факторы) в детстве могут обеспечить большую разницу в результатах на взрослом уровне. (Если родители отдают девочку, при том же уровне достижений, в математический кружок на год позже мальчика, это одно, возможно, может объяснять то, что 95% филдсовских лауреатов - мужчины.)

Но я был всегда уверен, что мужчины реально быстрее, выше, сильнее - даже если дело не в биологии, а в привнесённых факторов. Оказывается, вовсе необязательно - и вовсе не в выездке (единственном индивидуальном виде спорта, кажется, где соревнуются оба пола). В горных лыжах! Средняя скорость на гигантском слаломе у женщин выше! Там есть оговорки: у женщин трассы в среднем короче, но перепад высот - нет, и тем не менее грубый подсчёт средних показывает, что соревнования женщин и мужчин в горных лыжах на высшем уровне - вполне осмысленное занятие. И, обратите внимание, речь идёт про средние показатели на олимпийских соревнованиях, то есть дело не в нескольких исключениях, как у шахматистов. (У шахматистов, понятно, действуют те же факторы, что и у математиков, так что там вопрос о "биологическом преимуществе" также открыт.) В горных лыжах - кто бы мог подумать.

Можно свернуть, обрыв обогнуть

Начал смотреть «Движение вверх», фильм про последние три секунды финального матча баскетбольного турнира 1972 года, с некоторым опасениями. И они, забегая вперёд, не оправдались. Это не «Легенда #17», биопик Валерия Харламова – не такой внятный сценарий, не такое смелое обращение с исторической правдой (реальный тренер Тарасов был чем-то вроде диаметрально противоположного Тарасову в исполнении Меньшикова), не такие замечательные сцены как разговор на проводах в Чебаркуле, но "Движение вверх" - тоже отличный фильм.

Даже в слабости сценария трудно упрекать сценаристов. И дело не в том, что у нашего кино последние двадцать лет сценарий – это самое слабое место. В данном случае Аарон Соркин бы не спас – последние три секунды реального матча (ладно, для тех, кто не знает – они продолжались чуть ли не час) были такой фантастической драмой сами по себе, что как ни пиши сценарий, который к этим трём секундам подводит, всё равно не перевесить. Это всё невозможно придумать – кто интересуется реальностью, читайте сами – в википедии адекватно описано, смотрите сами, но предупреждаю – это очень запутанная история. И, как в хорошей драме, легко обосновать правоту каждой из сторон.

Чтобы решить проблему – драма последних минут перевешивает всё остальное – сделано так. Весь фильм до этих последних минут идёт в режиме боевика – нет, никого не бьют, но даже бытовыми репликами обмениваются в таком темпе, в каком Джейсон Борн спасается от берлинской полиции с помощью местного метро. Всё как я люблю – нет вот этого бесконечного рязановского (чтобы не сказать тарковского) зависания камеры на лице героя или пейзаже. Мне в Борне-то эти тридцатисекундные паузы, когда герой глядит в окно поезда, автобуса, самолёта, мешают. Снятый таким образом Штирлиц уместился бы минут в пятнадцать, ну, семнадцать, не больше.

Если кого-то интересует, насколько фильм соответствует исторической правде, вот здесь хорошо описано. По-моему, соотношение «правда-художественный вымысел» выбрано и правильно, и деликатно. Невозможно придумать такую жизнь, как у Александра Белова. Если бы плохое зрение Жармухамедова не было бы правдой, сценариста бы высмеяли за то, что выдающийся баскетболист может скрывать минусовые диоптрии. Может быть, стоило поменять имена игроков на вымышленные – как поменяно имя тренера – тем более, что сами персонажи умышленно-условные. Паулаускас – условный литовец, Коркия – условный грузин, и т.п. Каждый из них обладает лишь стереотипическими, а не личными свойствами. Они, собственно, и противостоят стереотипическим персонажам. С другой стороны, я понимаю, почему нельзя было давать вымышленные имена – сборная СССР по баскетболу 1972 года в жизни была удивительным букетом и личностей, и национальностей. Конечно, не только сборная по баскетболу, и не только 1972 года – многие сборные СССР обладали этим удивительным разноообразием. (В английской премьер-лиге играют валлийские команды, в испанской примере – басконские и каталонские, а в СССР в одном турнире таких команд могла быть половина!) Это, кстати, должно быть золотой жилой - и, я надеюсь увидеть фильм про футбольную сборную 1982-84 или 1986-88 года – трогательный фильм можно снять не только о победе...

Результат матча с американцами в финале Олимпиады-72 был выдающимся достижением нашей сборной независимо от того, как закончился матч – 49:50 или 51:49. Конечно, это была, по существу, не «сборная США», а молодёжная сборная США, но до этого американцы не проигрывали на олимпиадах вообще никогда, ни одного матча. И "сборной США" там, да и вообще, не было отчасти и потому, что "молодёжной" хватало за глаза. Если уместно применять слово «подвиг» к спорту, то это был спортивный подвиг. И супер, что в фильме 2017 года никто не путает спортивный подвиг с подвигом просто, а спортивную победу с военной.

Я всегда стараюсь в своих мини-рецензиях не спойлерить книгу или фильм. Так и сейчас – сами догадывайтесь, кто там победил в Мюнхене в далёком 1972 году. И, начиная смотреть, волнуйтесь.

Цена футбола

Экономисту трудно привлечь внимание публики позитивной информацией. Публику надо либо по-настоящему пугать, либо развлекать, пугая. Если в центральной прессе появляется материал, озаглавленный «Экономисты оценили последствия чемпионата мира для экономики», можно быть уверенным – оценка негативная. Как говорят журналисты, «мы не сообщаем о тех рейсах, которые сели по расписанию». Это-то правильно, но чемпионаты мира по футболу проводятся не для того и не потому, что приносят прибыль. Футбол, для зрителя, это развлечение и, покупая себе развлечение, страна платит.

Конечно, чем больше денег приносит чемпионат, тем лучше. Олимпийские игры-1984 показали, что такие мероприятия могут быть прибыльными в новую эру; с тех пор была проведено несколько крупных мероприятий, которые окупились и принесли прибыль. И тем не менее – их проводят не для прибыли. Если бы место проведения чемпионатов мира по футболу и олимпийский игр выбиралось бы для максимизации прибыли, они все бы проводились в США (единственной в мире большой стране с богатым населением) и, ещё, может в Германии...

У крупных соревнований может быть «цивилизационный аспект». Олимпиада 1988 года в Сеуле стала маркером – стремительно развивающаяся в экономическом отношении страна стала точкой на карте развитого мира. Олимпиада 1992 года в Барселоне, проведённая через семнадцать лет после падения военной диктатуры, вернула волшебный город на туристическую карту мира и стала переломным моментом в развитии. Конечно, месячный эпизод – не гарантия успеха, но это окно возможностей и я не уверен, что, скажем, у Саранска таких возможностей было в последние десятилетия слишком много. Американский "большой спорт" (американский футбол, баскетбол, бейсбол и хоккей) очень прибыльны, но стадионы командам строят или субсидируют города - не потому, что это приносит прибыль, а потому, что, как считается, помогает развитию в целом.

Да, я считаю, что на Олимпиаду в Сочи было потрачено слишком много денег – ее можно было провести скромнее, но это совершенно не значит, что все затраты были напрасными. Это было хорошее дело, которое было сделано намного дороже, чем нужно и чем могло бы быть. Про медали я не говорю – это слишком глупая и трагическая история (про которую я ничего не знаю, но спросите у руководителя российского вуза, к чему может привести комбинация жестких количественных показателей, сильных административных стимулов и больших денег…). Но! По отношению к футболу этого можно не опасаться – по разным причинам чуть ли не впервые на моей памяти наша сборная подходит к турниру без завышенных ожиданий относительно её перспектив. (Нет, не впервые – ожидания в 1986 были умеренными. А это оказалось – опять же, на моей памяти, самое впечатляющее выступление нашей сборной.)

У чемпионата мира в России «цивилизационный аспект» уже велик. Новые стадионы и современная организация матчей задаст стандарт поведения и отношения к зрителям на десятилетия вперёд. (Между прочим, Олимпиада-80 в Москве задала когда-то такие стандарты.) Мелочь, что футбольные команды выводят равное количество мальчиков-футболистов и девочек-футболистов. Мелочь, что уважение и толерантность – заявленные и соблюдаемые лозунги современного футбола. Мелочь, что в города по всей России приедут болельщики – не профессора политологии или любители фольклора, а самые разные люди, которых объединяет любовь к футболу. Эти мелочи, однако, действуют все в правильном направлении. И стоят заплаченных за них денег.