Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

ТРИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ШАГА БАЙДЕНА

Прояснились "большие" экономические планы администрации Байдена. Они более "левые", чем казалось всего месяц назад - да, большинство в сенате, которое демократы получили 5-го января после дополнительных туров в Джорджии, это немало. Интересно, что политически эти левые планы опираются, в значительной степени, на трампистское крыло республиканской партии.

1) В ближайшие месяц-два Конгресс проголосует за "антикризисный пакет Байдена" размером в 2 триллиона долларов. (Голосование уже, в сущности, состоялось - остаётся только утвердить конкретные расходы в этих рамках.) Байден не собирается повторять ошибку президента Обамы в 2009 году - тогда первый пакет после выборов был не максимально возможным, а второй пакет так и не удалось принять. Кроме того, пакет Байдена значительно проще и "прямее", чем у Обамы. Тогда в антикризисную помощь были записаны самые разные левые приоритеты - например, гранты на развитие "зеленой энергетики". Теперь большая часть 2 триллионов - прямые выплаты гражданам, поддержка безработных, дополнительное финансирование борьбы с коронавирусом, помощь детям и субсидирование потерь штатов.

Хотя за этот пакет не собираются голосовать никакие республиканцы, он очень популярен - в том числе и среди республиканских избирателей. Президент Трамп поменял (или был символом перемен) в Республиканской партии - его ядерные избиратели вовсе не так озабочены бюджетным дефицитом, как традиционно были республиканцы. Классический цикл республиканцев - во время "своего" президента снижать налоги, не снижая расходов, во время "чужого" - затягивать ему пояс - прервался. Впервые за десятилетия сложилось устойчивое большинство в поддержку мнения, что о бюджетном дефиците беспокоится не надо. Даже относительно консервативные экономисты из команды Байдена (на фото) - например, министр финансов Джанет Йеллен - считают, что инфляция (и, значит, долг) не проблема. Или, точнее, Йеллен считает - когда инфляция появится, тогда и будем с ней бороться.

2) Следующий после "антикризисного" пакета будет "инфраструктурный" - расходы порядка 400-500 миллиардов на дороги, коммуникации и т.п. Инвестиции в инфраструктуру обещал в 2016 году Трамп и это было осуществимо даже при демократическом Конгрессе - потому что демократы всегда готовы договариваться о дополнительных расходах. Но администрация была настолько некомпетентна, что даже потенциально популярный проект осуществить не смогла. Зато у Байдена есть возможность довести дело до конца - как раз благодаря тому, что "трамповский" избиратель тоже это, в принципе, поддерживает.

3) Более отдаленная - год-два, до выборов 2022 - перспектива, это ещё 400-500 миллиардов на "новую промышленность". И вот тут-то смыкаются, политически, два интереса - интерес левых популистов, мечтающих о "зелёной энергетики" и интерес тех избирателей Трампа, которые обеспечили ему победу в 2016 году. Занятым во всякой "грязной промышленности", давно идущей на спад из-за глобализации и технологического прогресса. Что нужно, в идеале, рабочим угольных шахт? Чтобы не нужно было переезжать и делать какую-то аналогичную работу. (Нет, не переучиваться на программиста...) То же самое для рабочих автомобильной промышленности. Тот же Детройт, но новые фабрики, производящие электромобили. И вот правительство собирается израсходовать огромную кучу денег на поддержку новых отраслей "на месте старых".

Но вот на эту "новую коалицию" - в сущности, сложившуюся у Трампа, будет опираться самая настоящая новая промышленная политика. Та самая промышленная политика, о которой так давно твердили поклонники промышленной политики. Вот программный документ - - план переформатирования автомобильной отрасли в отрасль с совершенно новыми стандартами по защите окружающей среды. Такого социалистического плана не было в Америке лет 70. Но сочетание дешёвых денег и новой, пост-трамповской политической реальности, в которой за "промышленной политикой" стоят и ультра-левые и сильно-правые, сделало это возможным.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ГОД ПРАВИТЕЛЬСТВА

За интересным разговором о том, какие политические причины привели к развязыванию властями, фактически, гражданской войны против мирных граждан, и нестабильности, которой не было уже, минимум, четверть века, мало внимания уделяется причинам экономическим. Общим местом – не только в устах экономистов и оппозиционных политиков, но и многих чиновников – стала десятилетняя, уже, стагнация, создающая фон для недовольства и протестов. Но экономические проблемы, создавшие этот фон – это, среди прочего, результат провальной экономической политики в 2020 году. Провальной - в дополнение к серьёзным трудностям, созданным коронавирусом.

Год назад Михаил Мишустин сменил Дмитрия Медведева на посту премьер-министра. Основной причиной стала не просто стагнация – к 2020 году правительство перестало даже вести разговоры о реформах. При том, что реальные доходы граждан падали, настроение бизнесменов и потребителей неуклонно ухудшалось, смена премьера давно напрашивалась. Медведев, трусливый политик и некомпетентный управленец, и не пытался заниматься реформами. Ещё перед назначением премьером он выдавил из правительства Кудрина, единственного человека во власти, который предложил хотя бы намёк альтернативной программы – сокращение оборонных расходов и повышение открытости в экономики. В правительстве Медведев сначала не смог сформировать хоть сколько-нибудь системной команды, не сумев даже просто назначить «своих» людей на ключевые должности. (За четыре года до этого он точно так же действовал во время своего номинального президентства.) Потом тех трёх человек, которые можно было бы назвать «медведевскими», он не стал защищать ни от отставки, ни от тюрьмы или эмиграции. Оперативной работой правительства руководил Шувалов, подчинявшийся, по сути, напрямую президенту – и как раз эта-то работа делалась вполне компетентно. Но кабинет, в котором премьер сознательно устраняется от лидерства, а министры и вице-премьеры работают напрямую с президентом или вообще самостоятельно (были и такие), никак не пригоден для реформ.

В отличие от Медведева, Мишустин пришёл на высшую должность в кабинете с репутацией сильного управленца. Ведомоства, которыми он руководил, были инновационными лидерами в части своего функционала – и это немалое достижение. Также в отличие от Медведева, Мишустин пришёл с полноценной командой, что важно в ситуации, когда требуются изменения. Но, важно, если план состоял в том, чтобы оставить всё как есть – не отменять контрсанкции, не вести переговоров, которые бы снизили внешние санкции, не снижать давление на бизнес – то смена одного премьера на другого не имела смысла. Речь не идёт об одномоментной отмене всех санкций (на такие уступки пойти невозможно) или отмене всего силового контроля над предпринимателей или масштабной приватизации, но новый премьер мог, конечно, стать лидером давления в сторону нормализации, открытости. Он вполне мог озвучить, не становясь на революционные позиции, необходимость отмены контрсанкций – тем более, в когда ситуация ухудшилась во время пандемии. Он мог бы чётко обозначить, что без серьёзных изменений во внешней политике, которые помогли бы снизить санкционную нагрузку, расти трудно. Он мог бы повысить роль предпринимателей и работников предприятий – всех тех, кто создаёт добавленную стоимость. Что-то можно сделать, внося в Думу законопроекты, что-то может быть сделано с помощью знаковых назначений, что-то – с помощью публичных заявлений.

Ничего из этого не было сделано за год. Более того, правительство провалило самое важное задание – поддержание уровня жизни в граждан в тяжёлый, из-за эпидемии коронавируса, год. Практически все экономики в мире потеряли несколько процентов ВВП, но в большинстве развитых стран уровень жизни не упал. В США реальные доходы граждан выросли в 2020 году, а не упали почти на 5% как в России – за счёт прежде всего агрессивных программ помощи гражданам и бизнесу. Все ведущие российские экономисты рекомендовали аналогичные программы весной 2020 года, но помощь появилась в президентском послании 11 мая только после мощного давления со стороны оппозиции. Когда стало понятно, насколько популярна «антикризисная программ Алексей Навальный», учитывавшая международный опыт и рекомендации экономистов, были выделены серьёзные деньги на помощь семьям с детьми. С учётом того, что в 80% бедных семей в России есть несовершеннолетние дети – это давно самый эффективный способ разом помочь наиболее незащищенным, это было правильной мерой. Но, как оказалось, этим дело и ограничилось. Вместо этого - в год кризиса - зачем-то был увеличен Фонд национального благосостояния!





Провал с общим ответом на вызов коронавируса особенно виден на фоне отдельных больших успехов. Центробанк решительно предотвратил опасность финансовых потрясений. Москва весной сумела победить всплеск госпитализации с помощью резких ограничительных мер и резкого расширения медицинских мощностей; ко «второй волне» город был готов и угроза переполнения больниц не возникла. Была разработана, с неменьшей скоростью чем в странах-лидерах экономического развития, вакцина – другая история успеха. На этом фоне неспособность правительства поддержать уровень жизни граждан, провести те реформы, которые требуют политической воли (например, увеличение расходов на поддержание уровня жизни граждан или отмена контрсанкций, бьющих прежде всего по наиболее незащищенным слоям населения) и обозначить те, которые необходимы для выхода, после пост-кризисного восстановления, из стагнации. Зачем было менять премьера, который ничем не занимался, на премьера, который мог бы чем-то заниматься, но этого не делает?

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ВОПРОС

Почему экономисты, которым, казалось бы, надо говорить о занятости и росте, постоянно возвращаются к политическим репрессиям и Навальному? Потому что сейчас в России основным сдерживающим фактором роста являются именно политические репрессии. Потому что возвращение Навального в Москву давало возможность, при правильной реакции, если не выбраться из тупика, то хотя бы двинуться в правильно направлении - смягчить политическое давление, интегрировать оппозицию, представляющую уже десятки миллионов россиян, в политическую жизнь и госуправление. Снизить, а не повысить напряжение в обществе, и дать возможность экономике развиваться.



Экономический механизм тупика предельно прост - в условиях политического зажима, серьёзных ограничений политических и предпринимательских свобод, экономика может расти только за счет физического накопления какого-то ресурса. Например, если есть избыток дешёвой рабочей силы (СССР в период миграции сельского населения в города, Китай, Беларусь в начале 2000-х). Или, например, если цены на природные ресурсы постоянно растут. В России начала 2000-х сошлись эти факторы - растущие цены на нефть, дешёвая рабочая сила после десятилетнего кризиса. Но эти факторы закончились десять лет назад - и тогда, чтобы избежать стагнации, нужны были не запретительные законы, а большая свобода для бизнеса, не национализация компаний, которые гораздо лучше работали в частных руках, а улучшение условий для инвесторов, и местных, и иностранных, не выталкивание бизнесменов за границу, а наведение порядка и защита бизнеса.

В политической сфере десять лет назад должно было быть укрепление системы выборов, с тем, чтобы оппозиция могла на них побеждать, а не массовые фальсификации, не "Болотное дело", а наоборот, реформа полиции и спецслужб. Именно неадекватная реакция на протесты 2011-12, "завинчивание гаек", заложило фундамент для десятилетней (уже) стагнации. Тогда казалось что можно не обращать внимания на рекомендации экономистов, но сейчас-то, после десяти лет низких темпов роста, понятно, что был выбран порочный путь.

Никакого другого нормального выхода из этого тупика нет. Год назад вялого, некомпетентного и неамбициозного премьера Медведева сменил энергичный и компетентный премьер Мишустин. И что? Не попытавшись взяться за основную причину тупика - невозможный уровень политического давления на граждан и бизнес - правительство автоматически согласилась на продолжение той же самой стагнации. Да, странно было бы ожидать от премьера, экономических вице-премьеров и министров слов о необходимости политической либерализации, но они должны их произнести - если они вообще думают об экономике.

ОСНОВЫ ТЕОРИИ АУКЦИОНОВ

Написал "Основы теории аукционов" для "Вопросов экономики" о Нобелевских лауреатах 2020. Но написал специально так, чтобы это было, одновременно, введением в аукционы, теорию и современную практику, с нуля. С определениями и даже небольшими доказательствами (например, теоремы об эквивалентности доходов - важнейшего результата в теоретической экономике в последние полвека), но и так, чтобы можно было читать без математики. Постарался связать это с работами Хайека и Коуза - почему, действительно, теория аукционов - это ядро современной экономической теории. Почему именно аукцион стал базовой микромоделью рыночного ценообразования. Как самые современные, 2010-х, аукционы одновременно повышают эффективность и объясняют, почему конкурентный рынок с трудом нащупывает цену.

Конечно, спасибо Нобелевскому комитету (и редакции "Вопросов экономики") за уникальную возможность - не про всякого Нобелевского лауреата можно написать статью так, чтобы она одновременно была кратким введением в огромную тему. Уилсон и Милгром стояли у самых истоков современной экономической теории. Уилсон написал первые статьи тогда, когда работы Гурвица и Викри придали точный смысл соображениям Хайека, Коуз высказал свои радикальные практические соображения о том, что рынки (например, радиочастот) можно создавать, а создав, делать конкурентными, а Милтон Фридман как раз агитировал за аукционы госдолга. Тогда казалось, что работы Эрроу и Дебре с абстрактными моделями общего равновесия - это что-то другое, а в XXI веке всё это сошлось в одном месте, в аукционах на которых сейчас одновременно покупаются и продаются радиочастоты.

ФОНДОВЫЙ РЫНОК - БЕНЕФИЦИАР КОРОНАКРИЗИСА

The New York Times выложила наглядное объяснение, почему американский фондовый рынок провёл такой отличный 2020 год (вырос на 16%) - при том, что в экономике был и продолжается спад, а безработица сильно выросла. Коротко говоря - потому что доходы американцев сильно выросли (да!), а расходы сильно снизились.

Основная причина почему выросли доходы - CARES Act 2020 и другие антикризисные меры, согласованные президентом Трампом и Конгрессом в конце марта. В итоге экономические потери - прежде всего увольнения - коснулись самых малооплачиваемых (вот эти миллионы новых безразботных), но были скомпенсированы щедрым увеличением пособий по безработице. Гораздо большее число людей получило помощь, увеличившую их доходы. Также были компенсированы большая часть потерь бизнеса. Выигрыш по сравнению с 2019 годом - чуть больше триллиона долларов.



Расходы упали потому что граждане, да, сократили расходы - в секторе услуг, например, на полтриллиона долларов. Эти деньги - и увеличившиеся доходы, и сэкономленные на расходах (то есть выросшие сбережения) - отправились и на рынок недвижимости (он прилично вырос), и, конечно, на фондовый рынок.



Откуда, можно спросить, бесплатный сыр? Правительство истратило деньги, занятые в долг, и благосостояние граждан выросло. Конечно, это опирается на то, что "рынок в целом" считает перспективы американской экономики и политики совершенно безоблачными и, значит, готов давать деньги правительству США в долг под нулевой процент. (В краткосрочной перспективе процент определяется американским центробанком, ФРС, но в долгосрочной перспективе он на ставку процента повлиять не может.) Почему долгосрочные ставки уже давно такие низкие - однозначного ответа нет (см. список гипотез в статье Мэнкью по ссылке в комментариях). Так или иначе, в 2020 году ситуация позволила американскому правительству увеличить доходы граждан, что, среди прочего, помогло американскому фондовому рынку очень удачно провести год.

ПСЕВДОДЕНЕЖНАЯ ТЕОРИЯ КАК ОНА ЕСТЬ

Для тех, кто знает о "Современной денежной теории" (Modern Monetary Theory) и интересуется экономикой - отличная рецензия Альберто Бизина на основную книгу MMT. На эту книгу была уже отличная рецензия известного специалиста по финансовым рынкам, Джона Кохрейна, но рецензия Бизина проще, яснее и элегантнее. Для любого человека, интересующегося экономикой и опирающегося на базовые принципы логики, эта рецензия покончит с ММТ, раз и навсегда.

Конечно, она не покончит с ММТ в обществе, потому что теория "мышеловки - это миф, в бесплатный сыр достаточно просто поверить" крайне привлекательны. Тем более, когда всё завернуто в упаковку "новой теории" о денежной политике. Известные специалисты не стали бы писать рецензии на такую ерунду, если бы эта ерунда уже не проникла в умы миллионов и не стала бы оформляться в целое политическое движение. Интересно, к слову, что Кохрейн - помимо знаменитого учебника по оценке финансовых активов, он ещё и популярный экономический блоггер - политически очень правый. А Бизин, автор рецензии, которую я сегодня рекламирую - скорее левый. Но, конечно, они оба прежде всего профессиональные экономисты и называют ерунду ерундой одинаково профессионально. К слову, нобелевский лауреат и сильно-левый политический комментатор Пол Кругман думает про MMT примерно то же самое.

В России у ММT нет особого будущего, потому что площадка - "законы логики ерунда, надо просто поверить и инфляции не будет" давно занята "академиком" Глазьевым и сторонниками его экономических взглядов. Как (всерьёз) предлагал ещё один академик, Львов, если вечером деньги напечатать и ночью раздать, люди придут в магазин, а цены-то не успели изменится. Где она инфляция-та? Эту публику - при поддержке тех "бизнесменов", которые живут на госкредиты (и получают прибыль от каждого процентного пунктика, на который полученный ими кредит меньше рыночной ставки) - ничто не убьёт и ничто не научит. ММТ им не понадобится. Так что если кто про "современную денежную теорию" не слышал, не читайте, она того не стоит.

ПРЕМИЯ ГАЙДАРА 2020

Спасибо Фонду Гайдара за премию за выдающиеся достижения в области экономики 2020 года! Конечно, это честь - разделить премию-2020 с Ruben Enikolopov и присоединиться к списку, который включает, среди других выдающихся людей, Анатолия Вишневского и Ростислава Капелюшникова. Ещё большая честь - получить её вместе с Дмитрий Зимин, великим человеком, и хранителями фонда "Мемориал".

Однакое главное - возможность сказать спасибо Егору Гайдару, "Родину спасшему, вслух говоря". Конечно, это важнейшая национальная премия для экономистов в России, но это совсем не случайно, что она названа в честь именно этого экономиста.

Я увидел первые статьи Гайдара в "Коммунисте" и "Правде" в 1989 году, когда учился в школе. Он стал премьер-министром, когда я был студентом-математиком. С его первого появления на публике в нём было видно удивительное сочетание: он знал реальную экономику, как никто, у него было внятное представление об экономической теории и редкая способность видеть и формулировать очень чёткую картину мира. Вот это вот - видеть как всё работает, выделять главное, формулировать ответ - было у него уникальным.

Что я тогда не мог понимать и ценить - это столь же удивительную способность принимать решения. Каждый интеллигентный ребёнок может мечтать о том, чтобы, как Гайдар, оказаться в ключевом месте в решающий момент - но мало кто может принимать решения и за них отвечать. Если бы Стефан Цвейг писал свои «Звёздные часы человечества» сейчас, там была бы глава про Гайдара. Сейчас, когда после смерти Е.Т. прошло десять лет я думаю, что он брал на себя слишком много ответственности - это не он довёл страну до ручки и развала. Это не врач в реанимации виноват, что пациент туда попал. Но это такая редкость в нашем мире - ответственность на себя брать и не спихивать.

Ещё студентом я хотел быть похожим на Гайдара - также творить историю, также твёрдо отвечать всей этой нечисти разных мастей, лезшей со всех сторон. Мои фронты - наука, образование, просветительская деятельность, конечно, гораздо игрушечнее - но мало ли когда ты можешь оказаться на фронте. Когда-то с Серёжей Гуриевым мы отмечали, что нам уже не быть Гайдаром, Авеном, Чубайсом - просто по возрасту. Они же были совсем юными, когда им пришлось творить историю, спасая страну. Сейчас понятно, что уже Дубининым и Нечаевым-то, которые были в 1991-ом постарше, не быть. Но есть ещё шанс стать Уринсоном и, конечно, Ясиным - я лично пока на это ориентируюсь.

ПРОПАГАНДА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ

Выложил на одну страничку слайды своих научно-популярных презентаций за много лет. Аукционы, экономический рост, "ресурсное проклятие", институты, сравнительное преимущество, экономика пропаганды, американские выборы ... Я выложил по одной презентации на каждую тему, но пока выбирал - вспоминал разные места и города, это около ста пятидесяти выступлений. И это не считая бизнес-форумов, советов директоров, собраний акционеров и т.п. И научных семинаров. И лекций у студентов. И занятий со школьниками.

Мне, я считаю, полагается какая-то Life Achievement Award за популяризацию науки - мало кто из активно работающих учёных выступал с науч-попом больше меня. Стас Смирнов, учёный гораздо большего масштаба, много выступает по летним, зимним и обычным школам, но публичных лекций, определенно, у него меньше. Но я не загадываю - экономика - тема популярная, а экономическая наука - не очень. Вообще нисколько. После семидесяти лет "тёмного века русских общественных наук" восстанавливать уважение придётся ещё лет семьдесят. Но хорошо, что мы - и Sergei Guriev, и другие экономисты - пятнадцать лет назад начали. Даже в масштабах страны сто пятьдесят научно-популярных лекций - это немало.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИТОГИ ТРАМПА

Дал интервью Anastasia Stogney из The Bell про экономические итоги президентства Дональда Трампа. Первых четырёх лет, конечно. Что получилось, что нет - не считая коронакризиса.

https://thebell.io/on-obeshhal-primerno-vse-konstantin-sonin-o-tom-kak-tramp-delal-ameriku-velikoj-i-chto-u-nego-poluchilos